Контролирующих лиц добавят в Гражданский кодекс

Минэкономразвития хочет дополнить Гражданский кодекс (ГК) двумя статьями (53.3 и 53.4) о лицах, контролирующих юрлицо, и об их ответственности. По мнению ведомства, существующих правил ГК, Законов об АО и ООО об основном и дочернем обществе недостаточно. Они не всегда позволяют привлечь контролирующих лиц к ответственности за убытки, причиненные подконтрольной компании. Новые правила будут распространяться на все виды коммерческих и некоммерческих юрлиц, физлиц и даже публичные образования. Публичное обсуждение законопроекта началось 5 апреля 2018г. на едином портале раскрытия информации

Недостатки концепции «основное — дочернее общество» Минэкономразвития подробно описывает в пояснительной записке. В частности, эта конструкция не дает признать «основным обществом» физлицо, которое вполне может быть и контролирующим. То же самое касается организаций, которые по своей организационно-правовой форме не являются АО или ООО. Поэтому поправки коснутся всех организационно-правовых форм. Контролирующими лицами смогут быть и публично-правовые образования. А подконтрольными по законопроекту могут быть только юрлица.

Еще одна проблема связана с отсутствием четких критериев для выявления признаков контроля. «Суды, как правило, ограничительно толкуют указанные основания и не признают очевидных отношений контроля», — отмечается в пояснительной записке. В законопроекте перечислено шесть оснований: учреждение, учредительный договор, устав, соглашение об управлении партнерством, участие в уставном капитале, участие в НКО.

Также разработчикам не ясно, какова природа договоров, на основании которых основное общество имеет возможность определять решения, принимаемые дочерним. Минэкономразвития называет открытый перечень таких договоров. Среди них — корпоративный договор, договор простого товарищества, доверительного управления имуществом, договор поручения, залога и иные договоры, предметом которых является осуществление прав, удостоверенных акциями.

У контролирующего лица должно быть более 50% голосов в высшем органе управления (критерий абсолютного большинства). Второй критерий — не менее 30% голосов и отсутствие иного лица, которое прямо или косвенно распоряжается бóльшим количеством голосов (критерий относительного большинства). Таким образом, это позволит привлечь к ответственности тех, у кого есть меньше 50% голосов, но осуществляющих корпоративный контроль в силу относительного большинства.



Вернуться
Источник: портал zakon.ru
Автор: Гульнара Исмагилова
11 Апрель 2018 года