Должникам откроют аварийный выход

Банкротство граждан может стать своеобразным социальным страхованием, которое не только защитит частных лиц от финансовой трагедии, но и будет способствовать повышению эффективности экономики. Такой проект обсуждается в Госдуме.

От введения потребительского банкротства выиграет все общество, включая и должников, и даже кредиторов. Между тем работа по внедрению в отечественное законодательство правил о банкротстве физических лиц: так называемом потребительском банкротстве идет уже довольно давно.

Проект достаточно долго велся минэкономразвития. Дальше шли согласования в правительстве насчет финансирования мероприятий. Теперь не первый месяц проект "проходит подготовку ко второму чтению" (клавиатура так и просит назвать это коротким словом - "застрял") в Государственной Думе. Спрашивается: до какой поры и в чем причина?

Проблема неплатежеспособности физических лиц приобретает все большую актуальность в связи с имевшими место в разных странах национальными ипотечными кризисами и последующим глобальным финансовым кризисом конца 2008 года.

Всемирным банком проведен анализ национальных правовых режимов 59 стран мира на предмет наличия специальных норм, посвященных неплатежеспособности физических лиц. Полученные данные свидетельствуют о том, что нормативно-правовая база потребительской неплатежеспособности отсутствует в большинстве стран, которые могут быть отнесены к странам с низким и средним уровнем дохода. Между тем признание необходимости введения потребительской неплатежеспособности в национальное законодательство - это урок, который должен быть извлечен государствами из международного финансового кризиса.

Этот опыт не обязателен, но интересен, поскольку основан на широкой аналитике и вырабатывается с привлечением действительно квалифицированных специалистов по банкротству из разных правопорядков. Иными словами, идею поддерживают довольно неглупые люди. И кроме того, в большинстве стран, которые принято относить к развитым, институт потребительского банкротства представлен: будь то Великобритания, США, Германия или Франция.

Безусловно, институт банкротства оценивается довольно негативно в бытовом понимании. Виной тому его синоним - несостоятельность. По меньшей мере, одна половина человечества без труда может примерить на себя, каково это быть обвиненным в несостоятельности, пусть и не финансовой. В этой связи можно подумать и над каким-то новым термином, поскольку реально то, что называется потребительским банкротством, во всех странах демонстрирует для должников одни только преимущества. Можно было бы предложить слово, которое не отпугивало бы должников. Но пока такого слова нет, будем использовать, то что есть. И не будем забывать о том, что в банкротстве должников имеются преимущества не только для них самих, но и для кредиторов.

Мнение о том, что введение института "потребительского банкротства" подорвет устойчивость кредитных организаций или всей финансовой системы, игнорирует очевидный вывод: причиной обесценивания кредитных портфелей является сам факт неплатежеспособности должников. Он не зависит от наличия или отсутствия возможности применения института "потребительского банкротства".

Своевременное признание факта неспособности должников погасить задолженность и, как следствие, надлежащее проведение переоценки кредитного портфеля, приводит к наличию достоверной информации у государственных регуляторов, инвесторов и, в конечном счете, к более здоровому инвестиционному климату.

В настоящее время в финансовой сфере развита бизнес-модель, при которой заранее рассчитываемые потери от неблагонадежных заемщиков компенсируются за счет высоких процентных ставок, взимаемых с платежеспособных должников. Такая модель кредитной политики имеет своей целью получение высокой прибыли, несмотря на наличие ожидаемого большого процента неплатежей.

Платежеспособные должники вынуждены платить повышенные процентные ставки, судебной системе приходится бесполезно затрачивать значительные ресурсы в связи с судебным преследованием безнадежных должников. Все общество страдает от постоянного существования люмпензированного слоя должников, пойманных в ловушку бесконечной долговой спирали, приводящей в ряде случаев к самоубийствам.

Преследование "безнадежных" должников создает предпосылки для развития ростовщичества, поскольку должники попытаются найти необходимые для расплаты средства. А также может стать причиной преступлений.

"Потребительское банкротство" способно существенно сократить затраты, которые вынуждено нести общество в связи с преследованием должников. Рассмотрение одного дела, в котором участвуют все кредиторы конкретного должника, с точки зрения экономии ресурсов суда гораздо более эффективно, чем рассмотрение отдельных споров с участием каждого из кредиторов. В ситуации, когда независимый арбитр (конкурсный управляющий) подтвердит, что должник не в состоянии погасить долг, либо предложит более рациональный, долгосрочный план выплат, может быть уменьшена степень социального напряжения, связанного с преследованием должников.

Институт "потребительского банкротства" способен привести к формированию более ответственной кредитной политики. Для кредиторов, которые знают, что заемщик может воспользоваться "аварийным" выходом, это может послужить причиной для более тщательной проверки финансового положения потенциального должника.

Следующая группа преимуществ от введения института "потребительского банкротства" связана с необходимостью ослабления чрезмерного давления на должников, создававшее пагубную конкуренцию между кредиторами и обществом. Кредиторы, в ущерб обществу, продолжали преследовать неплатежеспособных должников в течение многих лет, имея только иллюзорную надежду на получение малейшего платежа. При этом у должников отсутствовал стимул для получения регулярного дохода. Держа потенциально работоспособных должников под угрозой отобрания в счет погашения долга любого нового дохода, эти кредиторы ради относительно маленькой суммы отнимают у общества гораздо больше. Неполученный доход должников вредит не только кредиторам, но и обществу в целом. При этом потери общества существенно больше потерь кредиторов. Законодатели многих стран пришли к выводу об отсутствии практического смысла в том, чтобы "жертвовать будущим фунтом преследуя просроченный пенс".

Проблема безнадежно обязанных должников тесно связана с проблемой социальной маргинализации общества. Должники, вовлеченные в теневую экономику вследствие длительного преследования кредиторами, могли бы вернуться на рынок, производить налогооблагаемый доход. Режим "потребительского банкротства" может предоставить стимул должникам для возврата к трудовой деятельности, максимизируя их долгосрочный будущий производственный потенциал. В результате чего государство получит возможность для взимания подоходного налога, а также отчислений в социальные фонды.

Ослабление давления на должников способно не только вернуть должников к трудовой деятельности, но и способствовать предпринимательской активности в целях получения наибольшего дохода. В свою очередь максимизация национальной деловой активности повышает международную конкурентоспособность государства.

Неплатежеспособность часто вызвана факторами, находящими вне контроля должников (потеря работы, болезнь, развод и др.). При этом режим неплатежеспособности адресован преимущественно частным лицам, способным к получению достаточного дохода, необходимого для погашения образовавшейся задолженности. В отношении таких граждан система "потребительского банкротства" имеет своей целью лишь остановить контрпроизводительное взыскание долга, а также позволить осуществить аккумулирование, последующее производство необходимых финансовых ресурсов для погашения образовавшейся задолженности.

Таким образом, "потребительское банкротство", выступая в качестве своеобразного "социального страхования", защищая частных лиц от финансовой трагедии, в первую очередь, создавая необходимые предпосылки для обеспечения доступа к финансам, преследует цель повышения эффективности экономики.

Несколько слов следует сказать и о преимуществах банкротства для кредиторов. Каждый из кредиторов вынужден расходовать существенные средства на поиск активов должника. Контроль, осуществляемый управляющим от имени всех кредиторов, способен минимизировать расходы кредиторов по сравнению с теми, которые они бы были вынуждены нести в случае проведения проверок каждым из них.

Должник с большей готовностью представит информацию один раз управляющему, нежели будет делать это неограниченное число раз для каждого из кредиторов. В ряде случаев кредиторы могут получить удовлетворение своих требований только, если смогут рассчитывать на получение будущих доходов должника. Для получения таких доходов необходимо заключение соответствующего соглашения между кредиторами и должником, а также лицо, которое будет осуществлять контроль за исполнением такого соглашения.

Большинство существующих систем принудительного взыскания не способно вынудить должников работать, чтобы из вновь получаемых доходов удовлетворять требования кредиторов. В случае, когда большая часть, или весь доход должника может быть обращен в пользу кредитора, это не является адекватным способом стимулирования деловой активности должника. Ряд должников вообще не получают официального дохода, чтобы избежать осуществления отчислений в пользу кредиторов.

Система банкротства физических лиц предполагает возможность предоставления должнику отсрочки/рассрочки в осуществлении платежей, чтобы у должника был стимул для продолжения работы. При системе банкротства физического лица учитываются интересы всех кредиторов для справедливого распределения активов должника между кредиторами.

Она позволит соблюсти баланс интересов между кредиторами и должниками: с одной стороны, максимальное удовлетворение интересов кредиторов, с другой - не возлагать на должника большего бремени, чем он реально может погасить. Введение системы банкротства физических лиц, скорее всего, повлечет за собой отдельные злоупотребления. Но такое опасение не должно перевесить положительный эффект от банкротства.

Уменьшение давления на должников, кроме того, влечет за собой рост деловой активности населения. Если большая часть дохода остается должнику, следовательно, должник более охотно работает. Зная, что есть запасной выход, он охотнее идет на риск по открытию бизнеса. Малый, средний бизнес - двигатель экономики, если есть возможность не лишиться всего, то люди охотнее рискуют. Таким образом, введение системы неплатежеспособности физических лиц влечет за собой рост национальной деловой активности.

А государство должно стимулировать физических лиц к риску, т.к. чрезмерная осторожность производит застой. Но необходимо различать неплатежеспособность по неосторожности и умышленную. Умышленная неплатежеспособность ни в одной стране не позволяет освободиться от долгов через процедуру банкротства.

Таким образом, доводы о введении потребительского банкротства, на которое надо потратить общественные средства, сродни доводам о развитии инфраструктуры, такой как, например, транспортная сеть. Вложил средства в хорошую дорогу и это дало опосредованную отдачу в рост деловой активности: перевозок, производства того, что перевозится, и т.д. По-моему, вывод очевиден. Банкротство граждан надо, наконец, допустить и урегулировать. Но при этом обеспечить его в финансовом и организационном плане так, чтобы и без того неочевидная для граждан идея не была бы окончательно дискредитирована перебоями в работе судебной системы, вызванными ее недофинансированием или неопытностью судей, рассматривающих такие дела, и прочими сопутствующими обстоятельствами, которых в нашей стране всегда с избытком.



Вернуться