Глава арбитража Москвы Сергей Чуча: «Все, что поступило, рассмотрели»

В конце апреля главы всех российских арбитражных судов традиционно соберутся на ежегодное совещание, посвященное подведению итогов года для системы экономического правосудия. А пока председатель Арбитражного суда Москвы Сергей Чуча в интервью РАПСИ подводит итоги работы в 2012 году столичного арбитража – самого большого экономического суда не только страны, но и Европы.

- Сергей Юрьевич, такое ощущение, что число поступающих сейчас каждый день в арбитраж Москвы исков приблизилось к максимальным показателям, которые были в кризисные годы – в 2009-м, 2010-м.

- Впечатление верное. Объективно цифры тоже показывают, что наш суд опять приближается к максимальным показателям по количеству и поступающих исков, и рассмотренных дел. Так, в 2012 году поступило 173686 заявлений, что почти на 37 тысяч больше, чем в 2011 году.

Рассмотрено за прошлый год 162096 дел, почти на 29% больше, чем в 2011 году, когда было завершено 125821 дело. Соответственно выросла нагрузка на судей: если в позапрошлом году один судья столичного арбитража рассматривал в среднем 94 дела в месяц, то в прошлом – уже 121 дело.

- Как прирост делится между гражданскими делами и административными?

- Увеличивается количество дел по спорам и из гражданских правоотношений, и из административных. Всего гражданских дел мы рассмотрели в 2012 году 131791 (годом ранее - 103582), административных – 26104 (19385). Динамика роста примерно одинаковая.

Если говорить про споры, вытекающие из административных правоотношений, то увеличилось число рассмотренных судом дел, связанных с применением законодательства об административных правонарушениях  - с 7871 до 12162 дел.

Хочу обратить внимание на такой показатель работы суда: 162 тысячи дел мы рассмотрели за год, и остаток дел практически не увеличился. Как мы вошли в 2012 год, имея 40 тысяч с небольшим дел, так и закончили год, остаток вырос всего на 1 тысячу – 41505 дел.

То есть все, что поступило, рассмотрели. Это большая заслуга коллектива суда. Люди работают и в выходные, и допоздна задерживаются, стараются справиться с этой нагрузкой.

- А какие тенденции заметны по отдельным категориям споров?

- Выросло число поступивших заявлений о признании несостоятельным – до 4890 с 3214 годом ранее. Число рассмотренных дел о банкротстве тоже выросло – с 2249 до 3260 дел. Причем заметно увеличилось число вопросов, которые рассматриваются в рамках дел о несостоятельности, - требований, заявлений, жалоб и т.п. Мы рассмотрели 18521 такое заявление, а годом ранее – 10500.

- Другими словами, сами банкротства стали сложнее?

- Да, дела стали более трудоемкие и объемные. В рамках дел о несостоятельности мы же теперь рассматриваем сомнительные сделки банкрота – это фактически полноценное дело со своим предметом доказывания, со всеми сопутствующими обстоятельствами, с соревнованием участвующих в деле лиц. Получается, что внутри большого дела о банкротстве много таких вкраплений, которые могут быть даже сложнее, чем само банкротное дело.

- Не было ли аномального роста по каким-либо категориям дел?

- Я бы не назвал рост аномальным, но стало заметно больше споров, связанных с применением земельного законодательства. Я связываю это с расширением Москвы и с поступлением к нам дел с присоединенных территорий. Хотя многие споры тут еще впереди. В 2011 году было разрешено 1826 таких дел, а в 2012-м – 4492, то есть рост больше, чем в два раза.

Увеличилось число рассмотренных дел, связанных с защитой права собственности, – с 1258 до 1700, число споров, связанных с охраной интеллектуальной собственности, – с 846 до 1390. Существенно выросло количество споров по защите права на товарные знаки – со 155 до 459. Они статистику не делают, но относительный рост весьма заметный. Увеличилось число корпоративных споров – с 1330 до 2260. Наверное, это общая тенденция.

- Качество работы суда принято оценивать по числу отмененных вышестоящими инстанциями решений. Как дела с этим?

- Апелляционное качество улучшилось: в 2012 году было отменено 3,3% наших судебных актов, а годом ранее – 4%. Показатель по кассации стабилизировался на уровне 1,3% отмен. Так было и в предшествующем году.

- Существуют ли какие-то неписаные нормы по этим показателям?

- Есть средний показатель по системе. Мы его немного превышаем. Но у нас и дела зачастую сложнее, и судьи работают в режиме сверхнормативной нагрузки, что не может не сказываться на качестве рассмотрения дел.

- Осенью прошлого года вступили в силу поправки в АПК, расширившие перечень дел для рассмотрения по упрощенной процедуре. Мера задумывалась ради снижения нагрузки на судей. Она себя оправдала? 

- Она стала хорошим подспорьем для преодоления высокой нагрузки, но она только начала набирать обороты. К концу прошлого года мы стали назначать по упрощенной процедуре порядка 20% поступивших дел. А сейчас это уже порядка 30%.

- А какую долю "упрощенки" прогнозировали при разработке поправок?

- Где-то на треть и рассчитывали. Упрощенная процедура – удобная вещь не только для суда, но и для сторон. Можно, вообще не приходя в суд, разрешить спор. Все входящие документы по делу сканируются и размещаются на сайте суда. Затем второй стороне направляется определение о принятии иска, который будет рассматриваться по упрощенной процедуре. В определении указывается пароль для доступа к материалам дела. Вторая сторона может, не выходя из дома или офиса, посмотреть, что от нее требуют, и так же, не выходя из дома, направить документы в обоснование возражений.

 Если дело невозможно рассмотреть в упрощенной процедуре, судья принимает решение перейти в обычную процедуру. Обычно это происходит по просьбе одной из сторон. В прошлом году переход в обычную процедуру составил порядка 2,5%.

Отмечу также, что мы получаем ежедневно до 100 исков в электронном виде, примерно 800 электронных документов в день. 

- При введении электронной подачи были опасения, что атаковать суды начнут хулиганы или люди с нездоровой психикой. Ведь каждый желающий может, не выходя из дома, послать иск о банкротстве, к примеру, "Газпрома" или "Сбербанка". В итоге большая доля мусора оказалась?

- Но каждый желающий может так же обратиться и через обычную систему подачи исков и принести такой иск в суд. К счастью, каких-то злонамеренных действий в таком ключе мы пока не фиксировали. 

- В арбитраже Москвы за последние два года поменялось очень много судей. С чем это связано?

- В 2012 году к нам пришли 19 судей, ушли 12, из них семь – в отставку, а пять – в вышестоящие суды. В 2011 году тоже ротация была. Это связано, в том числе, и с нагрузкой на судей. Если раньше судья, когда вырабатывал стаж, необходимый для назначения пожизненного содержания, продолжал работать, то сейчас он взвешивает все pro и contra и делает другой выбор. Конечно, жалко, что уходят наиболее опытные люди, но ничего не поделаешь. 

 - В качестве одного из способов снижения нагрузки на судей председатель Высшего арбитражного суда Антон Иванов предлагал ввести ограничения на договорную подсудность – лишить участников оборота права разрешать свои споры в судах, где перегружены судьи. Как вам такая идея?

- Действительно, у нас есть суды перегруженные и есть недогруженные. Идея заслуживает внимания, но для ее реализации нужна соответствующая норма в законе. Например, можно было бы дать право Пленуму ВАС РФ говорить, что договорная подсудность в отношении отдельных судов не действует. 

Я не могу сказать, сколько дел арбитраж Москвы рассматривает по правилам о договорной подсудности, - такая статистика не ведется. Но то, что они существенно влияют на нагрузку судей, это очевидно. Потому что договорная подсудность – это, как правило, сложные и трудоемкие дела. 

С другой стороны, чем бы ни объясняли то, что люди выбирают Арбитражный суд Москвы для своих споров, – что в столице расположены офисы главных юридических фирм, что здесь дислоцированы крупные корпорации, которые в договоры закладывают норму о договорной подсудности, - несмотря на все эти обстоятельства, когда стороны выбирают наш суд, это говорит о том, что они ему доверяют. И это приятно.

- Картотеку арбитражных дел сейчас буквально заполонили споры между страховыми компаниями, которые судятся за сущие копейки. С этим можно что-то поделать?

- Есть такое. Я думаю, саморегулируемая организация страховщиков должна обратить внимание на эти споры. Как правило, иски по суброгации мелкие, их много, и спор ведется зачастую ради спора, чтобы просто оттянуть время расчета. На мой взгляд, СРО страховщиков не мешало бы создать третейский суд и рассматривать там эти споры. А мы бы получили существенное облегчение и могли бы больше внимания уделять тем делам, где есть настоящий спор.

- Как вы относитесь к тому, что дела о банкротстве физлиц, судя по всему, решено отдать в суды общей юрисдикции? Вы, наверное, уже готовились рассматривать их у себя?

- Мы всегда готовы. Нам дадут – будем рассматривать. Отдадут в общую юрисдикцию – пусть они рассматривают. Мы сами дополнительную работу не ищем, но если поручают – сделаем. В любом случае суды общей юрисдикции смогут использовать наши наработки, ведь мы много лет рассматриваем дела о несостоятельности юрлиц и специфику этих споров хорошо знаем.

Вернуться