Налоги в обмен на ответственность

Арбитражные управляющие отстоят свои доходы в ВАС

         Нежелание государства принимать ответственность за действия арбитражных управляющих довело вопрос их налогообложения до президиума Высшего арбитражного суда (ВАС). Управляющие, фискальное положение которых уже два года остается неясным, борются за сохранение льгот, что обойдется бюджету примерно в 500 млн руб. недополученных доходов. Но прямое закрепление в законе обязанности управляющих уплачивать НДФЛ несет риск того, что Страсбургский суд обяжет РФ покрывать кредиторам убытки от действий управляющих.
           Как стало известно "Ъ", арбитражный управляющий Юрий Ломакин добился рассмотрения своего спора с налоговиками в президиуме ВАС. Он оспаривает решение инспекции Федеральной налоговой службы (ФНС), начислившей ему недоимку по НДФЛ при применении упрощенной системы налогообложения. Суды отклонили иск, но коллегия ВАС отметила, что по вопросу нет единой практики. Дата рассмотрения дела президиумом пока не назначена.
             Противостояние ФНС и управляющих началось с поправок к закону "О банкротстве" (вступили в силу в 2011 году), отменивших требование регистрации управляющих как ИП. До этого управляющие как предприниматели применяли "упрощенку" и уплачивали в бюджет 6% дохода (если он не выше 60 млн руб.). Отмену требования регистрации ИП налоговики расценили как признание, что деятельность управляющих предпринимательской не является, а значит, они должны уплачивать НДФЛ по ставке 13%.
            Доходы управляющих — в первую очередь фиксированные суммы (в среднем 30 тыс. руб. в месяц). Управляющие параллельно ведут до 20 банкротств, средний срок банкротства — два года. В РФ 9,3 тыс. управляющих (данные Росреестра), их фиксированные доходы — 6,7 млрд руб. в год, и при уплате с них НДФЛ бюджет получит больше на 470 млн руб. в год. Также управляющие получают проценты от стоимости активов и погашенных требований — нередко десятки, а иногда и сотни миллионов рублей.
           Споры вокруг понятия "предпринимательская деятельность" возникали и ранее — при внесении в 2010 году в Уголовно-процессуальный кодекс запрета на арест по экономическим статьям. В итоге следствие просто стало возбуждать дела по другим составам. Единого мнения о том, предприниматели ли управляющие, у юристов и судей тоже нет, не говорит об этом и закон. Пока мнения судов по налоговым делам управляющих расходятся: одни согласны с ФНС, другие не видят запрета на "упрощенку" ни в законе "О банкротстве", ни в Налоговом кодексе (НК). Так, управляющему Андрею Берсеневу удалось отбиться от претензий ФНС — суд подчеркнул, что отсутствие у управляющего обязанности регистрировать ИП не исключает его права на это, а НК не содержит запрета на "упрощенку" для управляющего.
           Дмитрий Терентьев, выигравший налоговое дело в первой инстанции, рассказывает, что после поправок управляющие регистрировались как ИП добровольно — ради ставки в 6%. "У НДФЛ есть плюсы: при расчете налоговой базы помимо доходов учитываются и расходы, но на практике этого не происходит",— отмечает он. "Расходы, которые несет управляющий в процессе банкротства, в этот перечень не попадают",— подтверждает партнер бюро "Падва и Эпштейн" Антон Бабенко. Управляющий Игорь Вышегородцев согласен: "Учитывают только расходы по профессиональной деятельности, в НК они не указаны, а инспекция ссылается на закон "О банкротстве" — он возлагает расходы управляющего на должника. Но затраты на обязательное обучение управляющего никто не компенсирует". Главный юрисконсульт АКГ "МЭФ-Аудит" Татьяна Лучинкина отмечает минус НДФЛ: его придется учитывать по каждому из десятков предприятий, банкротство которых ведет управляющий.
           Государство же не торопится менять НК и приравнивать управляющих к нотариусам, которым запрещено применять "упрощенку". По мнению Игоря Вышегородцева, причина в том, что нотариусы вправе учитывать свои расходы. "Расходы управляющих иногда могут быть почти равны доходам, и выплаты в бюджет ограничатся 1-2%, что государство явно не устроит",— говорит он. Но есть и политическая составляющая. В апреле 2012 года Большая палата Европейского суда по правам человека согласилась, что РФ не отвечает за действия управляющих — они занимаются частной практикой, а государство не вмешивается в процедуру банкротства. Как заявлял глава ВАС Антон Иванов на заседании президиума 14 февраля 2013 года, если РФ признает публично-правовую природу работы управляющих, Страсбургский суд пересмотрит свою позицию. "И тогда, поверьте, нам мало не покажется, потому что по всем непогашенным в ходе банкротства требованиям должником будет считаться РФ",— пояснял Антон Иванов. Он настаивал, что "не надо забираться в ту сферу, потому что результат будет плачевный", и подчеркивал: "Мы едва-едва получили это решение Большой палаты, едва-едва сумели ее убедить".
                                                                                                          Анна Ъ-Занина, Евгения Ъ-Крючкова



Вернуться