Новости

Защита интересов банка при определении размера субсидиарной ответственности КДЛ

к которому имеется самостоятельное требование из поручительства

Вчера обедал в компании арбитражных управляющих, которые оказались в числе моих подписчиков Телеграм                       (https://t.me/petr_kochergin)

Мне был задан инспирированный последней публикацией вопрос: а как быть, если в реестр требований кредиторов гражданина помимо собственно Банка основании поручительства, пытается включиться на ту же самую сумму Общество, контролирующим должника лицом гражданин-банкрот являлся и привлечен к субсидиарной ответственности?

Вызов принят. КонсультантПлюс в помощь юристу. Практику нашёл. Но в процессе чтения меня стали одолевать определенные сомнения.

https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/67e454f4-80d6-4cd5-8885-9c59f8b81c2a/27f06282-541e-4acc-b33a-681b050e283e/A53-1203-2016_20211227_Opredelenie.pdf?isAddStamp=True

Указанное определение ВС РФ касается ситуации рассмотрения разногласий об объеме (размере) субсидиарной ответственности КДЛ при банкротстве юридического лица, его мотивировка отчасти отвечает на поставленный передо мной вопрос в том смысле, что допускается сосуществование солидарных обязательств, возникших из разных оснований.

Однако в целом, на мой субъективный взгляд, приведенное ВС РФ обоснование может и должно быть подвергнуто критике. Текст, написанный бытовым языком, получился достаточно объемным, и я решил его разместить на данном портале.

В тексте определения прямо обозначена цель - защитить Банк:

«Требования банка по договорам поручительства включены в реестр требований кредиторов, от которых должник - физическое лицо может быть освобожден по итогам своей процедуры банкротства, а отказ в привлечении Б. к субсидиарной ответственности по обязательствам банка может повлечь за собой полное освобождение Б от обязательств перед банком».

То есть судьи просто боялись, а что если банк по итогам процедуры банкротства как основного долника, так и поручителя, останется у разбитого корыта, поэтому чтобы создать видимость помощи банку, давайте учтём требование банка в том числе в составе субсидиарной ответственности по обязательствам должника, которая не смывается личным банкротством. В отношении гражданина Б. открыта процедура реализации имущества (дело № А53-32567/2017).

Помощь данная оказалась неэффективной. Гражданин Б. не исполнил обязательства ни по договору поручительства, ни в порядке субсидиарной ответственности. А само требование о привлечении его к субсидиарной ответственности продаётся на торгах в форме публичного предложения. Нельзя исключать, что он сам через доверенных лиц его выкупит.

Однако разберем отдельные тезисы определения.

  1. «При разрешении вопроса о наличии или отсутствии тождественности предъявленных кредитором к Б. требований судам необходимо изучить правовую природу самих обязательств.

Законодатель разделяет обязательства по основаниям их возникновения, указывая, в том числе, что они могут возникнуть как из договоров и других сделок, так и вследствие причинения вреда (пункт 2 статьи 307 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Следовательно, ответственность Б. перед банком за неисполнение гражданско-правовой сделки и за причинение вреда, несмотря на совпадение кредитора по данным обязательствам, имеет разную правовую природу, что, в свою очередь, делает возможным предъявление банком требований по каждому из оснований».

Идея возможности существования солидарных требований, возникающих из различных правовых оснований, прослеживается в трудах Н.В. Тололаевой, посвященных пассивным солидарным обязательствам.

Сама по себе данная идея не вызывает никаких идеологических возражений, а только всяческую поддержку.

Однако, в данном случае, как мне кажется (хотя я наверняка ошибаюсь, не мне спорить с ВС РФ) мы не можем уверенно говорить о  совпадении кредитора.

1) по договору поручительства кредитором выступает непосредственно сам банк; 

2) согласно определению о привлечении Б. к субсидиарной ответственности денежные средства взысканы в конкурсную массу заемщика (ООО «ЮМС», кредитор).

Банк и ООО «ЮМС» в настоящее время включены в реестр требований в деле о банкротстве гражданина Б. (дело № А53-32567/2017).

ООО «ЮМС» в полной мере реализует права кредитора. Более того, имущественное право (требование) к гражданину Б., основанное на привлечении его к субсидиарной ответственности, реализуется на торгах в рамках дела о банкротстве ООО «ЮМС» (дело № А53-1203/2016), что подтверждается сведениями ЕФРСБ.

Совпадение кредитора в данном случае не прослеживается.

  1. Затем суд погружается в теорию солидарных обязательств, где, на мой взгляд, проявляется непоследовательность.

«Обязательства Б. по договорам поручительства и субсидиарная ответственность Б. за невозможность погашения требований кредиторов должника являются солидарными в той части, в какой Б. как поручитель обязался отвечать за исполнение обязательств должником.

При этом не является солидарной обязанность поручителя возместить кредитору убытки за неисполнение обязательств по договору поручительства, в том числе уплатить неустойку, поскольку данное обязательство является мерой ответственности самого поручителя и не включается в размер субсидиарной ответственности по обязательствам основного должника».

Солидаритет обычно предполагает множественность лиц в обязательстве (ст. 308 ГК РФ).

Для всех понятна ситуация, когда обязательства из договора поручительства называют солидарными. Ведь поручитель отвечает по долгам заемщика, имеет место множественность на стороне должника. Несложно помыслить ситуацию множественность на стороне кредитора (сокредиторы).

Однако логика разбираемого определения такова, что мы имеем одного должника (Б.) и одного кредитора (банк), которых связывают обязательства, возникшие из разных оснований, но при этом данные обязательства не отдельные (самостоятельные), а соотносятся между собой как солидарные.

Редко встречающийся такой солидаритет. Если есть у кого примеры, прошу, приведите.

Согласно ст. 322 ГК РФ солидарная обязанность (ответственность) или солидарное требование возникает, если солидарность обязанности или требования предусмотрена договором или установлена законом, в частности при неделимости предмета обязательства.

Очевидно, что предметом обязательства является обязанность должника уплатить денежные средства как в случае привлечения к субсидиарной ответственности (в конкурсную массу должника), так и при исполнении договора поручительства (в пользу банка).

По своей природе денежное обязательство определенно носит делимый характер. Но это не точно.

Более того, суд сам указывает на несовпадение размера денежного обязательства по каждому из оснований.

В такой ситуации остаётся загадкой, почему данные обязательства квалифицируются ВС РФ в качестве солидарных.

  1. Суд последовательно считает надлежащим кредитором по обязательствам из субсидиарной ответственности только Банк. Должник напрочь выпал из правоотношения, хотя именно в конкурсную массу взысканы денежные средства в рамках обособленного спора о привлечении к субсидиарной ответственности.

«Само по себе совпадение должника по солидарным обязательствам не влечет необходимость предъявления требования об исполнении только какой-либо одной солидарной обязанности и утрату кредитором права требовать от должника исполнения другой солидарной обязанности».

Если заведомо ясно, что требование о привлечении Б. к субсидиарной ответственности принадлежит Банку, а не подлежит исполнению в конкурсную массу должника, то вопросов этот тезис не вызывает.

Только это явно противоречит оставленному без изменения определению суда первой инстанции.

  1. Следующий довод предполагает то ли некоторую «очередность» исполнения солидарных обязательств, то ли новые последствия исполнения обязательства поручителем.

«Поскольку требования банка к Б. как к поручителю носят акцессорный характер, то применительно к пункту 1 статьи 325 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае исполнения последним решения от 28.11.2016, подлежит уменьшению основное обязательство должника, следовательно, уменьшается размер субсидиарной ответственности Б».

Известно, что исполнение обязательства поручителем влечет суброгацию, а не регресс (подп. 3 п. 1 ст. 387 ГК РФ).

Причем в  определении СКЭС ВС РФ от 14.04.2021 N 304-ЭС18-23831(6,7) по делу N А67-4006/2017 указано, что  "обращение за судебной защитой в том или ином порядке (в данном случае в порядке суброгации или регресса) не является исключительно формальным подходом к соблюдению правовых норм, так как каждый из способов влечет различные правовые последствия. Так, в частности, могут быть различия по судам, к чьей компетенции и подсудности отнесен тот или иной спор, а право каждого на компетентный суд гарантировано Конституцией Российской Федерации (часть 1 статьи 47).

Кроме того, переход прав кредитора в случае перемены лица в обязательстве по общему правилу автоматически предоставляет новому кредитору весь объем прав первоначального (пункт 1 статьи 384 ГК РФ), в то время как регрессное требование одного сопричинителя вреда к другому позволяет разделить ответственность между ними, в том числе и посредством определения неравных долей в выплаченном потерпевшему возмещении. По-разному исчисляется начало течения срока исковой давности".

Иными словами, исполнивший своё обязательство поручитель даже выбирать не вправе, а с каким требованием обратиться: в порядке суброгации или в порядке регресса.

Также можно предположить двойные стандарты: исполнение обязательства из поручительства уменьшает размер субсидиарной ответственности, однако ничего не сказано о последствиях исполнения обязательств из субсидиарной ответственности, которые свойством акцессорности не обладают.

Более того, не ясно, как себе ВС РФ видит фактически, "на земле" отдельное исполнение акцессорного обязательства без одновременного исполнения обязательств из субсидиарной ответственности с учетом принципов очередности, пропорциональности и соразмерности в рамках дела о банкротстве гражданина.

  1. ВС РФ ясно понимает упрёк в двойном  взыскании, однако предложенный судом подход представляется надуманным, ставит банк в преимущественное положение со всеми иными кредиторами.

«В целях недопущения двойного фактического взыскания одной и той же суммы в судебном акте о привлечении к субсидиарной ответственности должно быть указано на известное суду решение о взыскании с данного лица денежных средств как с поручителя: погашение им задолженности по договору поручительства влечет уменьшение объема субсидиарной ответственности и, как следствие, размера подлежащей фактическому взысканию по соответствующему судебному акту суммы, что и было сделано судом первой инстанции.

 Объем прав (в том числе голосов на собраниях кредиторов и права на получение удовлетворения своих требований), принадлежащих кредитору, предъявившему к должнику требования по всем имеющимся солидарным обязательствам, учитываемым как солидарные и не подлежащим суммированию, определяется в размере предмета солидарного обязательства, в рассматриваемом случае - в том объеме, в котором размер ответственности поручителя совпадает с размером долга основного должника, к субсидиарной ответственности по обязательствам которого привлечен поручитель. В частности, такой солидарный кредитор вправе голосовать количеством голосов, которые соответствуют одному солидарному требованию».

Возражения на поверхности: суммируй или не суммируй «солидарные» обязательства, но в деле о банкротстве гражданина Б. в реестр требований кредиторов включено как требование ООО «ЮМС», так и требование Банка.

История умалчивает, как происходит координация кредиторов при голосовании на собраниях кредиторов, ведь количество голосов якобы единое.

Предпочтения в пользу Банка на поверхности: при частичном исполнении обязательств каждому из кредиторов в деле о банкротстве гражданина Б.

 1) сначала банк получает то, что ему причитается как кредитору по гражданско-правовой сделке,

2) а затем получает дополнительный платеж от ООО «ЮМС», которому финансовый управляющий также будет выплачивать наряду со всеми кредиторами.

Подводя итог, хотелось бы отметить, что я не сторонник освобождать от ответственности проходимцев, которые берут кредиты без всякого желания их возвратить.

Но желательно вырабатывать какие-то более оптимальные, приближенные к юридической реальности решения. 



« Вернуться
Источник: ЗАКОН.РУ
Автор: Петр Кочергин
Опубликовано 6 октября 2022 года