Новости

Расходы на процедуру банкротства должны быть возмещены и при недостатке имущества должника в рамках дела о банкротстве

Определением Арбитражного суда Архангельской области от 13.11.2018 по делу №А05-14088/2018 принято заявление ООО «ТЭВОС» (далее - должник) о признании его банкротом, возбуждено производство по делу о банкротстве. Определением Арбитражного суда Архангельской области от 26.12.2018 в отношении должника введена процедура наблюдения, временным управляющим утверждена Савельева Н.В. Определением Арбитражного суда Архангельской области от 25.04.2019 производство по делу о банкротстве должника прекращено на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкроте. 

Определением Арбитражного суда Архангельской области от 30.01.2020 с должника в пользу арбитражного управляющего взыскано 140 400,67 руб., в том числе 119 806,45 руб. вознаграждения за процедуру наблюдения, 20 594,22 руб. судебных расходов. Возбужденное исполнительное производство по взысканию указанной задолженности было окончено в связи с невозможностью установить местонахождение общества и его имущества. 

В рамках дела о банкротстве должника арбитражный управляющий обратилась в Арбитражный суд Архангельской области с заявлением о взыскании с Финоженкова Д.В. (единственный участник и руководитель должника) вознаграждения и судебных расходов в ранее установленном размере.

Определением Арбитражного суда Архангельской области от 23.12.2021, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 04.03.2022 и постановлением суда кассационной инстанции от 26.05.2022, в удовлетворении заявления отказано. 

Обосновывая отказ в удовлетворении заявления, суды первой и апелляционной инстанций сослались на статьи 20.75961.11134 Закона о банкротстве и разъяснения пункта 18 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.12.2009 № 91 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве», пункт 10, абзац третий пункта 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», указав, что Финоженков Д.В. не является заявителем по делу о банкротстве, в данном случае таковым является сам должник. При этом согласия на финансирование процедуры банкротства Финоженков Д.В. не давал. Взыскание непогашенного требования арбитражного управляющего с Финоженкова Д.В. должно осуществляться посредством подачи заявления о привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности. С учетом прекращения производства по делу о банкротстве должника такое заявление должно быть подано в порядке, установленном статьей 61.19 Закона о банкротстве для рассмотрения заявления о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц вне рамок дела о банкротстве. Арбитражный суд кассационной инстанции, соглашаясь с выводами нижестоящих судов, дополнительно отметил, что законодательством о банкротстве не предусмотрена возможность взыскания с участника или руководителя должника расходов по делу о банкротстве, возникших при проведении процедур банкротства, в отсутствие письменного согласия на финансирование расходов по делу о банкротстве, либо решения учредителя (участника) о ликвидации должника. 

Судебная коллегия Верховного Суда РФ отменила судебные акты нижестоящих судов и удовлетворила требования арбитражного управляющего в полном объеме, в обоснование приведя следующие доводы. 

Арбитражный управляющий имеет право на вознаграждение и возмещение расходов в деле о банкротстве, которые по общему правилу выплачиваются за счет должника или заявителя по делу (пункт 1 статьи 20.3пункты 1-3 статьи 20.6пункт 3 статьи 59 Закона о банкротстве). В данном случае заявление о банкротстве подано самим должником, руководителем и единственным участником которого являлся Финоженков Д.В. 

Согласно разъяснениям пункта 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», по смыслу пункта 5 статьи 61пункта 2 статьи 62 ГК РФ при отсутствии у должника средств, достаточных для финансирования процедур банкротства, необходимые расходы могут быть отнесены на его учредителей (участников). Возложение на участников подобных расходов осуществляется в силу принадлежащего им статуса и не обусловлено ни фактом подачи заявления о банкротстве, ни принятием мер по созданию ликвидационной комиссии. Следовательно, в силу приведенных положений законодательства и разъяснений, расходы на ликвидацию юридического лица (проведение в отношении него процедуры банкротства) подлежат возложению на Финоженкова Д.В. как участника должника. 

Также Верховный Суд РФ посчитал ошибочным довод, что взыскание непогашенного требования арбитражного управляющего возможно исключительно путем подачи заявления о привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности в порядке, установленном статьей 61.19 Закона о банкротстве. Отсутствие со стороны участника действий по добровольной компенсации судебных расходов на ликвидацию юридического лица не образует состава нарушения, влекущего субсидиарную ответственность в банкротстве. Деликтный характер субсидиарной ответственности подразумевает наличие вины контролирующего должника лица в наступлении банкротства и причинении вреда имущественным правам кредиторов, тогда как обязанность участников по оплате соответствующих расходов при недостаточности имущества должника возлагается на них в силу закона независимо от вины в доведении должника до банкротства. Заявление арбитражного управляющего о взыскании таких расходов с учредителей (участников) должника подлежит рассмотрению в деле о банкротстве в порядке статьи  112 АПК РФ (пункт 18 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.12.2009 № 91 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве», пункт 52 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»). 

Разрешая спор, Верховный Суд РФ справедливо исходил из того, что расходы по проведению процедуры банкротства должны быть возмещены даже при недостаточности имущества должника. Руководитель должника и одновременно его единственный участник, принял решение именно об обращении в суд с заявлением о банкротстве, а не принял меры по дофинансированию должника с целью выхода из состоянию неплатежеспособности. Обращение в суд с заявлением о банкротстве положило начало процессу ликвидации должника, для осуществления которого необходимо привлечение профессионального арбитражного управляющего, деятельность которого в силу закона предполагает выплату ему вознаграждения. Тот факт, что процедура ликвидации не была завершена и у должника отсутствует имущество — не зависит от арбитражного управляющего, который надлежащим образом исполнил свои обязанности, вследствие чего он не может быть лишен возможности получить вознаграждение за свою работу и компенсацию понесенных расходов. Возложение на участника (участников) расходов, обусловленных запуском процедуры банкротства и непогашенных по причине недостаточности имущества должника, является важной гарантией реального получения арбитражным управляющим причитающегося вознаграждения и возмещения понесенных расходов. 

Данная обязанность не является ответственностью за противоправное виновное поведение, а обусловлена самим статусом участника юридического лица. Иными словами, составляющей содержания правового статуса участника юридического лица является обязанность несения расходов, связанных с осуществлением процедуры банкротства, при недостаточности имущества юридического лица для покрытия таких расходов. 

Такое толкование правовой природы указанной обязанности упрощает для арбитражного управляющего взыскание указанных расходов. 

 



« Вернуться
Источник: Закон.РУ
Автор: Юлия Иванова
Опубликовано 8 ноября 2022 года