Банкротных дел орган

Минэкономики предлагает чиновникам проверять важных для них должников

Для защиты государственных интересов Минэкономики предлагает дать властям больше контроля в делах о банкротстве отдельных юрлиц — стратегических предприятий, компаний с крупной налоговой задолженностью и организаций с госучастием. Ведомство разработало проект, по которому проверять их на наличие признаков фиктивного или преднамеренного банкротства будет специальный госорган. Коронавирусная остановка экономики делает предотвращение банкротств крупных системообразующих предприятий особенно актуальным из-за опасений развития эффекта домино. Юристы же признают, что арбитражные управляющие порой формально относятся к таким проверкам, — но сомневаются, что чиновники будут компетентнее.

Минэкономики предлагает передать государству полномочия по проверке признаков преднамеренного и фиктивного банкротства у компаний с долгами по налогам свыше 100 млн руб., стратегических предприятий, а также организаций, которые более чем на 25% принадлежат государству (муниципалитету), сообщил вчера «Интерфакс». Замглавы Минэкономики Илья Торосов сообщил “Ъ”, что проект готовится в рамках реформы сферы банкротства. Сейчас подобные проверки проводят арбитражные управляющие. Проект предполагает, что этим будет заниматься госорган, какой именно — должно определить правительство.

Концепция реформы, представленная Минэкономики в марте 2020 года, должна увеличить количество восстановившихся должников — вопрос становится все более актуальным из-за рисков цепной реакции банкротств экономически связанных компаний на фоне развития коронавирусного кризиса. При этом для финансовой сферы, наименее затронутой кризисом, планируется сохранить действующий порядок.

Впервые особый подход к предупреждению банкротств стратегических предприятий (too big to fail) применили власти США во время кризиса 2008 года — Минфин США тогда в том числе национализировал крупнейшие ипотечные агенства Fannie Mae и Freddie Mac, страховщика AIG и ряд ипотечных банков, чтобы не допустить эффекта домино на этом рынке, потратив на это триллионы долларов.

«Ручное управление» банкротствами в варианте Минэкономики же за счет цифровизации ФНС позволит оперативно «спасать» компании, объективно испытывающие финансовые проблемы, — однако пока на фоне моратория на банкротства и отсрочек по уплате налогов предположить объем такого вмешательства затруднительно.

Один из блоков реформы касается стратегических предприятий и организаций ОПК — в частности, предлагалось передать профильным организациям («Ростех», «Роскосмос», «Росатом», опорный банк для ОПК) функции арбитражных управляющих. Минэкономики предлагает расширить и возможности для смены арбитражных управляющих в делах о банкротстве «стратегов» — судом по ходатайству профильного министерства, но с согласия профильной правительственной комиссии.

Бизнес опасается заразных банкротств

«Эти поправки еще раз показывают, как глубоко укоренилось недоверие государства к арбитражным управляющим, причем, увы, во многом не на пустом месте, — констатирует председатель «Банкротного клуба» Олег Зайцев.— Можно лишь порадоваться тому, что предлагают ограничиться прямым участием государства только там, где есть явный публичный интерес». Как отмечает руководитель проектов юридической группы «Яковлев и партнеры» Андрей Набережный, управляющие «иногда формально подходят к проверке» признаков фиктивного или преднамеренного банкротства, «но в отношении компаний с госучастием или с большим налоговым долгом это недопустимо, поскольку здесь высока вероятность недобросовестных действий со стороны контролирующих лиц». С другой стороны, господин Набережный не исключает и риск затягивания процедуры банкротств. Партнер коллегии адвокатов «Де-юре» Антон Пуляев и вовсе считает, что «по большому счету неважно, кто выявляет признаки преднамеренного и фиктивного банкротства — в любом случае имеет место человеческий фактор», и наивно думать, что чиновники будут работать более тщательно и компетентно.



Вернуться