Как разделить деньги от продажи имущества банкрота: решение экономколлегии

В ходе конкурсного производства управляющий продал дорогое имущество компании-банкрота – 160 вагонов, половина из которых находилась в лизинге у банка. Возник спор, какой процент от продажи должен забрать себе залоговый кредитор, а какой должен отправиться в конкурсную массу. Разбираться в деле пришлось коллегии ВС по экономическим спорам.

В 2018 году конкурсный управляющий «ТрансИнвестХолдингом» выставил на торги и продал одним лотом:

  • свои права требования как лизингодателя на 160 вагонов;
  • переданные в лизинг 80 вагонов, находящихся в залоге у БМ-Банка;
  • переданные в лизинг 80 вагонов, не находящихся в залоге.

Начальная цена всего лота составила 677 млн руб., но в итоге имущество ушло «с молотка» за 294 млн руб. Покупателем стала компания «Брансвик Рейл».

Конкурсный управляющий полагал, что 77,3% от оставшейся после оплаты услуг организатора торгов выручки нужно распределить в пользу залогового кредитора (БМ-Банка), поскольку как права требования по лизингу, так и 80 вагонов находятся у него. Такой процент получился путем деления суммы стоимости заложенных вагонов и прав требования на общую стоимость лота.

С таким распределением не согласилась «Сити Нортон Холдингз Лтд». По мнению компании, лизинг был выкупным, а при определении стоимости прав требований по договору в расчет уже была включена выкупная стоимость. В связи с этим при определении доли залогового кредитора стоимость вагонов не должна учитываться дважды. Компания предложила из стоимости прав требований вычесть стоимость вагонов и определить долю залогового кредитора как сумму стоимостей прав требований (без учета выкупной стоимости) и обремененных вагонов, поделенную на общую стоимость лота без двойного учета стоимости вагонов. В результате таких подсчетов доля залогового кредитора должна была составить 58,47%, а в конкурсную массу должно было поступить 41,53% от выручки, уменьшенной на оплату услуг организатора торгов.

При разрешении спора суды исходили из того, что при выставлении имущества на торги и определении структуры лота исходная стоимость складывалась из отдельных стоимостей права требования, залоговых вагонов и не обремененных залогом вагонов. Они отметили, что оценщик на торгах отдельно оценивал рыночную стоимость права требования и рыночную стоимость вагонов с разделением на залоговые и незалоговые.

Суды обратили внимание, что стоимость права требования не может покрывать стоимость предмета лизинга, так как по условиям договора лизинговые платежи не включали в себя выкупную стоимость. Из этого инстанции заключили, что предложенный конкурсным управляющим порядок распределения выручки от продажи имущества должника является верным.

Компания «Сити Нортон Холдингз Лтд» обратилась в Верховный суд. Компания полагает, что для правильного решения по спору суды должны были определить, какое имущество находилось в залоге у банка. По мнению заявителя, по условиям договора лизинга получателю были переданы 160 вагонов, при этом только половина из них находилась в залоге у банка. Равным образом, исходя из условий договора залога, банку была передана только та часть прав требований по лизингу, которая относилась к 80 заложенным вагонам.

Кроме того, компания настаивает на том, что спорный лизинг был выкупным, потому что сумма требований по договору включала в себя стоимость права собственности. Из-за того что суды проигнорировали этот факт, при определении доли банка к стоимости прав требований по договору выкупного лизинга ошибочно прибавили стоимость имущества, переданного в лизинг, в результате чего банк получил значительное предпочтение перед другими кредиторами.

Судьи экономколлегии разобрались в деле. Они указали: в ситуации, когда единым лотом продается залоговое и незалоговое имущество, сначала нужно определить состав заложенного имущества, а затем стоимостную долю, которую это имущество составляет в общей цене и объеме вырученных средств. В обсуждаемом деле № А40-183194/2015 суды исходили из того, что лизинг, в который были переданы все 160 вагонов, не являлся выкупным, но кредиторы приводили доводы о том, что это на самом деле не так. Судам следовало дать оценку этим доводам, а не игнорировать их.

Суды не исследовали вопрос о том, какое имущество в действительности должник передал в залог банку. В частности, включали ли в себя переданные в залог права на получение лизинговых платежей те из них, которые относились к незаложенным вагонам, либо нет. 

Пока эти противоречия не устранили, определить долю залогового кредитора в общем объеме выручки нельзя, из-за чего нельзя и разрешить разногласия между компанией и конкурсным управляющим. С учетом этого экономколлегия решила направить спор о вагонах на повторное рассмотрение в АСГМ.



Вернуться