Раскрытие информации о признаках банкротства исключает ответственность за отзыв заявления о несостоятельности компании

Рассмотрим как пример одно из решений Верховного суда РФ, который отменил решения нижестоящих инстанций, привлекших к субсидиарной ответственности в пределах 498,46 млн руб. бывшего руководителя предприятия из-за того, что он отозвал заявление о его собственном банкротстве. Отзыв произошел в ситуации, когда уже имелось еще одно заявление о несостоятельности, а потому вины руководителя в обмане кредиторов нет, сделал вывод ВС РФ в опубликованном определении.

Этот руководитель - Гарий Прилуцкий - занимал пост врио генерального директора АО «Государственный проектно-изыскательский институт земельно-кадастровых съемок имени П.Р. Поповича» («Госземкадастрсъемка-ВИСХАГИ») с октября 2014 года по март 2015 года.

«Дело Прилуцкого примечательно и показательно тем, что спор о привлечении к ответственности лица при явном отсутствии для этого оснований прошел через три инстанции без изменений», - отмечает юрист правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Никита Саттаров.

«Госземкадастрсъемка-ВИСХАГИ» инициировало собственное банкротство 7 августа 2014 года, а 7 октября 2014 года в суд поступило заявление о несостоятельности института от ООО «Полиграфический центр». Спустя еще два дня Прилуцкий во время судебного заседания представил письменное заявление об отказе от ранее поданного заявления о собственном банкротстве «Госземкадастрсъемки-ВИСХАГИ», поэтому впоследствии производство по нему было прекращено. Далее, начиная с 18 ноября 2014 года, процедура банкротства института шла в рамках дела, отправной точкой которого было заявление «Полиграфического центра».

«Прилуцкому по сути вменялся в вину обман кредиторов в целях сокрытия признаков банкротства у общества, но при этом весь период исполнения им обязанностей сведения о подаче заявлений о банкротстве как самим обществом, так и его кредитором были в открытом доступе», - отмечает Саттаров.

Суды трех инстанций фактически классифицировали отзыв Прилуцким заявления как то, что он его не подал, и решили, что он должен быть привлечен за это к ответственности. Судебная коллегия по экономическим спорам (СКЭС) ВС РФ с этим не согласилась.

«На стороне Прилуцкого Г.И. не возникла обязанность по подаче заявления о признании должника несостоятельным, поскольку указанная обязанность на момент его назначения на должность уже была исполнена предыдущим руководителем, а [другое] заявление поступило в суд до прекращения первого дела о банкротстве. Иными словами, в рассматриваемом случае отсутствовал сам факт обмана потенциальных кредиторов в виде сокрытия от них информации о наличии у должника признаков несостоятельности. При таких обстоятельствах у судов не имелось оснований для возложения на Прилуцкого Г.И. субсидиарной ответственности по обязательствам должника за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника о банкротстве», - говорится в определении СКЭС ВС РФ.

Руководитель может быть привлечен к субсидиарной ответственности за неподачу или несвоевременную подачу заявления о банкротстве компании в случае, если выявлен факт обмана потенциальных кредиторов в виде сокрытия от них информации о наличии у должника признаков несостоятельности, отмечает партнер практики по разрешению споров Bryan Cave Leighton Paisner Иван Веселов. Но, по его словам, в случае с Прилуцким обмана не случилось, поскольку, во-первых, на момент назначения нового руководителя производство по рассмотрению заявления прежнего директора о банкротстве компании прекращено не было. Во-вторых, на момент прекращения производства по первому делу было подано заявление внешнего кредитора о признании компании банкротом. «Другими словами, на всем протяжении спорного периода кредиторы компании были осведомлены о наличии у нее признаков несостоятельности, в связи с чем оснований для привлечения к субсидиарной ответственности нового директора не имеется», - резюмирует Веселов.

Саттаров сожалеет, что ВС РФ рассмотрел дело Прилуцкого только в свете того обстоятельства, что на момент отзыва заявления о собственном банкротстве уже имелись другие. «По остальным, таким же явным, но более сущностным основаниям для отмены, ВС РФ тоже мог бы высказаться. И такие позиции стали бы более ценными для практики», - считает Саттаров.

Одно из таких оснований - то, что Прилуцкий был привлечен к ответственности солидарно с предшественником, Григорием Смирновым, который был гендиректором "Госземкадастрсъемки-ВИСХАГИ" с 23 октября 2012 года.

«Прилуцкий был привлечен солидарно c лицом, ответственным за невозможность полного погашения требований кредиторов, несмотря на то, что методы определения размера ответственности соответчиков должны, очевидно, различаться», - отмечает Саттаров.

Дата, когда руководитель обязан обратиться в суд с заявлением о банкротстве, должна устанавливается индивидуально, продолжает Саттаров, а у Смирнова и Прилуцкого она одна и та же, причем последний в тот период должности в «Госземкадастрсъемке-ВИСХАГИ» вообще не занимал. Кроме того, суды допустили привлечение Прилуцкого к ответственности вопреки отсутствию расчета кредиторской задолженности, увеличившейся с 2012 года, когда не была исполнена обязанность по подаче заявления о банкротстве института, называет еще одну ошибку судов Саттаров.

«Госземкадастрсъемка-ВИСХАГИ» была признана банкротом 30 октября 2017 года. Согласно материалам к собранию кредиторов, назначенному на 6 августа 2020 года, в реестр требований включена задолженность в размере 498,46 млн руб. Крупнейшими кредиторами являются входящий в группу ВТБ БМ-банк (34,56%) и казна (24,3%).

Институт стал отвечать признакам неплатежеспособности и недостаточности имущества с 2012 года, говорится в материалах дела. Перед началом процедуры банкротства, в 2013 году, выручка предприятия составила 581,14 млн руб. при чистой прибыли в 4,37 млн руб. По итогам 2019 года «Госземкадастрсъемка-ВИСХАГИ» показала выручку в размере 2,73 млн руб. и чистый убыток величиной 95,16 млн руб.



Вернуться