Регистрация залога движимого имущества и банкротство

Нотариальный реестр уведомлений о залоге движимого имущества существует уже шесть лет. Наличие записи в этом реестре позволяет залогодержателю противопоставить принадлежащее ему право залога в отношении третьих лиц. В частности, момент регистрации уведомления имеет первостепенную роль при разрешении споров о прекращении залога в случае смены собственника вещи (пп. 2 п. 1 ст. 352 ГК), а также при определении залогового старшинства (п. 10 ст. 342.1 ГК).

Не так очевидно значение уведомления о залоге в делах о банкротстве. Может ли отсутствие регистрации уведомления послужить основанием для отказа в удовлетворении заявления кредитора о признании его требования обеспеченным залогом за счет имущества должника?

Судебная практика по подобным спорам неоднородна.

Так, например, в Постановлении от 23.04.2018 по делу № А50-7536/2016 Арбитражный суд Уральского округа указал, что кредитору не может быть отказано в установлении залогового приоритета по причине отсутствия регистрации уведомления в реестре:

«… правила учёта залогов распространяются на отношения залогодержателя с третьими лицами, также являющимися залогодержателями одного и того же (полностью или в соответствующей части) имущества должника.

В свою очередь, ни положения Гражданского кодекса Российской Федерации, ни положения Закона о банкротстве не содержат норм, согласно которым кредиторы, не обладающие статусом залоговых кредиторов, имеют право противопоставить свои требования кредиторам, чьи обязательства обеспечены залогом имущества должника, при этом само по себе наличие у указанных категорий кредиторов обоюдонаправленного интереса на удовлетворение их требований за счёт имущества должника в процедуре банкротства не умаляет залогового приоритета последних.

Таким образом, суд округа находит вывод судов о том, что отсутствие записи об учёте залога … на спорные транспортные средства должника безусловно исключает возможность признания за ним статуса залогового кредитора, поскольку указанный факт влечёт нарушение прав иных кредиторов должника, ошибочным, основанным на неправильном толковании п. 4 ст. 339.1 Гражданского кодекса…».

Подобная позиция также отражена в Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 10.02.2020 по делу № А76-6677/2019.

В Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 24.12.2019 по делу № А07-34985/2017 суд занял противоположную позицию:

«Обеспеченность залогом требований кредиторов при банкротстве должника существенно повышает вероятность их удовлетворения по сравнению с кредиторскими требованиями, не имеющими такого обеспечения. Равным образом, любой залоговый кредитор в целях полноты удовлетворения своих требований заинтересован в исключении залогового статуса у требования любого иного кредитора, конкурирующего с ним за конкурсную массу должника, которой, как правило, недостаточно для полного удовлетворения кредиторов.

В связи с этим предполагается, что все кредиторы заинтересованы в том, чтобы требование кредитора, обеспеченное залогом движимого имущества, в отношении которого не внесена запись в реестр уведомлений, в соответствии с абзацем третьим пункта 4 статьи 339.1 ГК РФ не считалось бы обеспеченным залогом для целей распределения конкурсной массы должника, поскольку остальные кредиторы являются в таком залоговом обязательстве третьими лицами.

По общему правилу принадлежащее кредитору право залога на движимую вещь, неопубличенное в установленном порядке, не может быть противопоставлено в деле о банкротстве должника-залогодателя другим кредиторам».

Отсутствие регистрации также послужило основанием для отказа в удовлетворении требований залогодержателя в следующих судебных актах: Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 22.06.2020 по делу № А75-11719/2018, Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 15.06.2020 по делу № А73-4601/019, п. 1 Рекомендаций, принятых по итогам семинара-совещания по актуальным вопросам применения законодательства о несостоятельности (банкротстве), утв. на заседании президиума Арбитражного суда Западно-Сибирского округа 06.03.2020.

Отмечу, что на настоящий момент правовая позиция по подобного рода спорам Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда не сформирована. Судья Разумов И.В. определением от 16.06.2020 по вышеуказанному делу № А07-34985/2017 отказал в передаче жалобы залогодержателя на рассмотрение коллегии; незарегистрированный залог не признан в банкротном деле.

По моему мнению, второй подход, из которого следует обязательное наличие регистрации уведомления о залоге, более полно отвечает целям и задачам законодательства о банкротстве.

  • Данный подход позволяет исключить значительную часть злоупотреблений со стороны аффилированных к должнику кредиторов.

В делах о банкротстве достаточно часто встречаются всевозможные серые схемы. Правило об обязательной регистрации уведомления о залоге позволит исключить недобросовестные практики, в том числе случаи подписания договоров залога задним числом.

  • Будут защищены интересы кредиторов на этапе вступления в договорные отношения с должником.

При согласовании условий договора стороны проводят хотя бы минимальную проверку своих контрагентов. Наличие скрытых залогов поставит кредиторов в затруднительное положение: в таких условиях невозможно адекватно просчитать риски неисполнения должником своих обязательств, а также оценить состав его имущественной массы.

Напротив, правовая позиция, допускающая признание незарегистрированного залога в банкротстве, является по своей сути глубоко формальной и не имеет под собой каких бы то ни было убедительных политико-правовых оснований.

В любом случае последнее слово в формировании практики остается за Верховным Судом; увидеть правовую позицию экономической коллегии по такого рода спорам было бы интересно.



Вернуться
Источник: Закон.Ру
Автор: Никита Коптяев
13 августа 2020 года