Граждан приглашают в арбитражный суд // ВС уточняет правила об оспаривании цепочки сделок

Верховный суд (ВС) рассмотрел спор об оспаривании цепочки сделок по выводу активов (дело № А65-27171/2015), в котором допустил истребование у конечного приобретателя — физического лица имущества, полученного им по цепочке сделок, в рамках банкротного процесса, хотя нижестоящие инстанции посчитали спор неподсудным арбитражным судам. Коллегия по экономическим спорам указала, что для решения вопроса о подсудности необходимо установить, являются ли должник и приобретатель имущества недобросовестными.

Материал опубликован в рамках запуска спецраздела о банкротстве. В этом разделе мы будем собирать самые главные материалы о банкротстве. Добавьте его в закладки, подписывайтесь на рассылку о новых материалах: https://zakon.ru/bankruptcy

Незадолго до того, как в отношении ООО «Казтрансстрой» была возбуждена процедура банкротства, оно продало принадлежащие ему тепловые сети учрежденному им ООО «ВСУ». Спустя несколько месяцев «ВСУ» перепродало тот же актив аффилированному с ним ООО «РСУ». Когда в отношении «Казтрансстроя» открылось конкурсное производство, «РСУ» продало спорное имущество своему учредителю (и одновременно заместителю директора «Казтрансстроя») Рифату Файзиеву. Однако владеть имуществом продолжало «РСУ».

Конкурсный управляющий попытался вернуть актив в массу. Нижестоящие суды удовлетворили иск об оспаривании договоров купли-продажи как единой цепочки сделок на основании норм ст. 170 Гражданского кодекса РФ и ст. 61.2 Закона о банкротстве, но прекратили производство в части требования к Рифату Файзиеву, ссылаясь на его неподсудность арбитражному суду.

Исключение Рифата Файзиева из числа ответчиков привело к тому, что истец на смог вернуть сами сети. Кассация решила, что «РСУ» действительно передало владение активом своему учредителю, и взыскала в пользу конкурсной массы только стоимость утраченного имущества.

Верховный суд напомнил нижестоящим судам, что решение вопроса о порядке возврата имущества от гражданина зависит не только от того, кто фактически им владеет, но и от намерений самого должника.

Если его воля направлена на создание реальных, а не мнимых правовых последствий в виде передачи права собственности на актив, то первая сделка подлежит оспариванию на основании норм Закона о банкротстве. Вернуть имущество можно путем предъявления виндикационного иска с соблюдением правил о подсудности. Если бы такая ситуация имела место в данном деле, то виндикационный иск действительно должен был быть подан в суд общей юрисдикции.

Если же должник желал создать видимость принадлежности актива другому лицу, то правопорядок должен относиться к этой цепочке трансакций как к единой сделке по передаче имущества конечному приобретателю. В таком случае вопрос о его возврате рассматривается в деле о банкротстве независимо от субъектного состава спора, поскольку такое требование, по существу, является реституционным (ст. 61.7 Закона о банкротстве).

Верховный суд упрекнул нижестоящие суды в том, что они не установили, являются ли все оспариваемые сделки притворными, прикрывающими одну реальную сделку по передаче актива от должника к бенефициару, Рифату Файзиеву. Постановив исследовать данные обстоятельства, ВС направил дело на новое рассмотрение.



Вернуться