Платеж третьего лица вернули кредитору // Дело о банкротстве «Эргобанка»

Верховный суд (ВС) уточнил последствия оспаривания договора цессии, платеж по которому был осуществлен не кредитором, а третьим лицом. Экономическая коллегия указала, что в таком случае в реестр требований вправе включаться кредитор, а не лицо, осуществившее платеж (дело №А40-12417/2016).

«Эргобанк» уступил Наталье Ирченко право требования к Вадиму Кондратьеву, возникшее из кредитного договора. За приобретение права расплатился отец Натальи Ирченко — Александр Сорокин. Затем  у «Эргобанка» отозвали лицензию и договор цессии был признан недействительным.

Когда Наталья Ирченко обратилась к конкурсному управляющему с заявлением о включении в реестр кредиторов требования о возврате уплаченной цены, то получила отказ. Управляющий посчитал, что с таким требованием в реестр вправе включиться лишь Александр Сорокин, поскольку именно с его счета был оплачен договор цессии. Наталья Ирченко с подобной позицией не согласилась и обратилась в суд.

Суды первой и апелляционной инстанций не согласились с позицией управляющего и указали, что последствием оспаривания сделки является возникновение реституционного требования у стороны сделки — Натальи Ирченко. Александр Сорокин, в свою очередь, лишь производил платеж и стороной сделки не является.

Однако суд округа отменил акты нижестоящих судов и согласился с управляющим. Кассация обратила внимание на то, что в результате оспаривания сделки должно быть восстановлено то положение, которое существовало до ее заключения. А следовательно, денежные средства должны быть возвращены именно Александру Сорокину.

Эту позицию не поддержал ВС. Экономическая коллегия отметила, что договор цессии состоит из двух встречных обязательств: по передаче права требования и по уплате цены. Должником по второму обязательству являлась Наталья Ирченко, и именно она обладает правом включаться в реестр с реституционным требованием.

На итоговый вывод не влияет тот факт, что непосредственно платеж осуществлял Александр Сорокин. Во-первых, он не являлся стороной сделки. Во-вторых, внутренние отношения между Натальей Ирченко и Александром Сорокиным не являлись предметом оценки при оспаривании договора цессии —  конкурсный управляющий не просил признать соглашение, лежащее в основе этих отношений, недействительным.

Постановив, что у суда округа отсутствовали основания для отмены актов нижестоящих судов, ВС постановление кассации отменил, а акты первой и апелляционной инстанций оставил в силе.



Вернуться