Новости

Гринмейл в банкротстве – защита от произвола мажоритариев или вымогательство?

Понятия гринмейл и банкротство, на первый взгляд, несовместимы. Методики корпоративного шантажа (гринмейла) обычно применяются, собственно, к корпоративным отношениям, связанным с владением долями и акциями. В процедуре же банкротства корпоративные органы теряют свой вес и управление переходит в руки кредиторов.

Однако нельзя не признать, что система управления должником (юридическим лицом) в банкротстве (преимущественно в конкурсе, конечно) – в целом повторяет корпоративную структуру и ее ключевой принцип  подчинения меньшинства большинству. Более того, в процедуре банкротства (конкурсе) фактический руководитель должника – конкурсный управляющий – имеет гораздо больше прав и значительно более  «устойчив», чем обычный руководитель юридического лица.    

Доминирующий кредитор или консолидированная группа таких кредиторов в банкротстве, утвердившая лояльного управляющего – может решать наиболее значимые вопросы процедуры, по сути, предопределяя ее исход для всего сообщества кредиторов.

Неравенство положения и возможностей лиц, участвующих в капитале общества или реестре долгов должника в случае банкротства – и является идейной и практической основой для гринмейла любого рода (корпоративного или банкротного).

 Классический корпоративный гринмейл можно (условно, конечно) разделить на два вида.  Первый является очевидным злоупотреблением со стороны миноритария и направлен на получение завышенной стоимости корпоративного актива (акций, долей) за счет разных форм саботажа нормальной деятельности юридического лица. Второй носит относительно добросовестный и вынужденный характер (своего рода злоупотребление миноритария против недобросовестного поведения мажоритариев). Смысл этого варианта  в получении действительной стоимости корпоративного актива  в условиях ее искусственного занижения в результате действий контролирующих лиц (использование посреднических структур, иностранных займов, лицензионных договоров и т.д и т.п.) О таком способе корпоративного шантажа я писал в свое время здесь же на «законе» https://zakon.ru/blog/2017/03/08/zloupotreblenie_pravom_kak_sposob_zaschity_ot_nedobrosovestnosti_v_usloviyah_korporativnogo_konflikt

Полагаю, в процедурах банкротства существуют те же варианты гринмейла: (а)  злоупотребление и (б) борьба за свой законный имущественный интерес, некая форма самозащиты права.

В рамках этого поста остановлюсь на «добросовестном» шантаже.

Банкротный гринмейл, как защита интересов миноритарного кредитора

Банкротный  шантаж имеет целью получить удовлетворение своих требований одним из двух способов: погашением реестрового обязательства должника за счет конкурсной массы или выкупом требования доминирующим кредитором (этот способ является преимущественным).

Среди причин, которые могут заставить миноритарного кредитора прибегнуть к мероприятиям банкротного гринмейла основными являются две: (а) недобросовестные действия доминирующего кредитора и/или конкурсного управляющего и (б) отсутствие легальных механизмов, позволяющих преодолеть разногласия между мажоритарными и миноритарными кредиторами.  

Что касается недобросовестных действий мажоритариев и управляющего, то здесь надо отметить, что «честным и беззащитным» миноритариям в процедуре банкротства противостоят интересы сразу нескольких «могущественных» групп:

(а) Мажоритарные кредиторы. Собственно их интерес (как интерес любого кредитора) сводится к максимальному погашению требований. Однако в условиях отрицательных активов должника и конкуренции с иными кредиторами, получить значимого удовлетворения они, как правило, не могут. В этой связи, эта группа ищет иные способы компенсации своих интересов за счет использования контроля над процедурой. Здесь и далее я не буду говорить о конкретных формах и схемах злоупотреблений – это  отдельная история.      

(б) Бенефициары должника (эта группа иногда может совпадать с первой). Бенефициары (если они не кредиторы) имеют целью, прежде всего, оградить себя от неприятностей, связанных с процедурой банкротства – оспаривания оптимизационных сделок, совершенных накануне банкротства и обременительной субсидиарной ответственности.

(в) Интересанты в отношении имущества должника (эта группа может совпадать с первой и второй). Эти ребята имеют точечный интерес – конкретный имущественный пул должника, который они планируют приобрести (пользуясь спецификой процедуры банкротства) по цене значительно ниже рынка.

Даже беглый взгляд на притязания  конкурирующих с миноритарными кредиторами групп (указанных выше), позволяет сделать вывод, что их интересы ведут к минимизации шансов миноритария на погашение его требований за счет конкурсной массы.

В условиях «честной» конкуренции с указанными группами, миноритарий всегда проиграет и лишится права на погашение своих требований. Единственное, что может изменить ситуацию – выход на тропу   войны, то есть использование механизма  банкротного шантажа.

Вторая  указанная мною причина банкротного гринмейла – отсутствие механизмов, способных урегулировать противоположные интересы мажоритарного и миноритарного кредитора. Здесь, для понимания таких механизмов, уместно будет сделать отсылку к корпоративному праву и к похожим случаям конфликта миноритарного и мажоритарного акционеров (участников).

Действующее корпоративное законодательство РФ прошло длительный и тернистый путь развития и выработало в итоге механизмы, которые позволяют крупному и мелкому акционерам (участникам) – не прибегая к открытому конфликту (включая тот же корпоративный шантаж) разрешить возникшие противоречия.

К числу таких методов можно отнести: обязанность акционера (владеющего более 30% голосующих акций в ПАО) обратиться к иным акционерам с предложением о выкупе их акций; выкуп акций обществом у миноритарных акционеров в случае внесения изменений в устав, утверждении крупной сделки и сделки с заинтересованностью, изменение статуса общества; право на выход из состава участников с выплатой действительной стоимости доли и т.д.   

Смысл указанных выше институтов корпоративного права сводится к признанию на законодательном уровне того, что мажоритарный контроль над корпорацией может привести к злоупотреблениям со стороны контролирующей группы, в этой связи, миноритариям предоставлено право до предполагаемого нарушения их прав – избавиться от акций (долей) общества, передав их контролирующим мажоритариям или самому обществу.

Отсутствие аналогичных институтов в системе банкротного законодательства не оставляет шансов миноритарному кредитору на погашение его требований и заставляет искать механизмы агрессивной защиты прав (тот самый банкротный шантаж).     

Все изложенное выше может быть проиллюстрировано примерами из арбитражной практики, включая акты Верховного Суда, но это обширная тема для отдельной публикации. Сейчас же позволю себе несколько выводов в отношении банкротного шантажа со стороны миноритарных кредиторов в текущих условиях:

1) На сегодняшний день у миноритарных кредиторов в процедурах банкротства отсутствует эффективный механизм защиты имущественных интересов, который позволил бы, не прибегая к конфликту, получить хотя бы частичное удовлетворение требований к должнику;

2) Добросовестный банкротный шантаж, понимаемый как выявление нарушений при проведении процедуры (направленных на обеспечение интересов мажоритарных кредиторов и иных заинтересованных лиц), выступает единственным средством обеспечения интересов миноритария в процедуре банкротства. Отказ от этого инструмента ведет к невозможности погашения заявленных к должнику требований;

3) При этом, выявить упомянутые выше факты «некорректного» ведения процедуры может не каждый юрист – только опытный специалист в сфере сопровождения процедур банкротства, а это поднимает стоимость подобного рода услуг до высокого и часто неприемлемого для миноритариев уровня. Отсюда собственно и крайне низкая активность миноритарных кредиторов в процедурах банкротства – обычно они обреченно наблюдают за уходящим поездом, не преумножая свои убытки на сумму юридических расходов. Коллекторы тоже не очень активны в отношении реестровых долгов – поскольку их отработка, это затратная игра в долгую со сложно прогнозируемым результатом.

4)  Приемлемым выходом из ситуации с плачевным положением миноритарных кредиторов могли бы стать следующие действия:

а) балансировка прав и процессуальных возможностей миноритарного и мажоритарного кредиторов, в виде механизма выкупа миноритарных требований мажоритариями (конечно с существенным дисконтом) или же радикального расширения права миноритарных кредиторов в процедуре (в вопросах назначения управляющего, оспаривания сделок, объемов предоставляемой информации и т.д. и т.п.).  За основу могут быть взяты соответствующие корпоративные решения;

б) формирование рынка реестровых долгов. Смысл – в возникновении приемлемых для правообладателей (миноритарны кредиторов) и коллекторских организаций условий взаимодействия, информационных банков, специализированных площадок и т.д. и т.п.      

 

« Вернуться
Источник: ЗАКОН.РУ
Автор: Дмитрий Морев
22 декабря 2020 года