Банкротство с гарантиями

Верховный суд защитил просроченные требования банков

Отказ добровольно платить по гарантии не означает недобросовестности банка по отношению к принципалу и его поручителю, решил Верховный суд РФ (ВС). Сам же банк-гарант, пропустивший из-за этого срок для включения регрессного требования в реестр к обанкротившейся компании, вправе претендовать на погашение долга в одной очереди с другими кредиторами. Мнения юристов о такой позиции ВС разделились: с одной стороны, права гарантов нуждаются в защите, с другой — банки получили привилегии по сравнению с другими кредиторами, тоже пропустившими срок.

Верховный суд рассмотрел дело о включении в реестр кредиторов должника регрессного требования банка, заявленного по истечении установленного законом срока. Спор был связан с гарантиями, выданными банком «Открытие» (гарант) в пользу ФСК ЕЭС (бенефициар) в обеспечение исполнения обязательств АО «Энергострой-М.Н.» (принципал) по договору подряда. У банка было право потребовать от принципала возмещения выплат в порядке регресса. Кроме того, ООО «Энергостройинвест» поручилось за подрядчика в пользу гаранта.

Однако банк отказался добровольно заплатить 1,8 млрд руб. по гарантии, и ФСК ЕЭС потратила два года на суды, взыскав в итоге с него также 300 млн руб. процентов. Банк (уже «ФК Открытие») заплатил, а затем обратился с регрессным требованием к принципалу и поручителю. С последним возникли сложности: «Энергостройинвест» сам был признан банкротом, и срок для включения требований в реестр кредиторов истек. Суды отказались включить требование банка в реестр, указав, что тот вел себя недобросовестно и сам виноват в пропуске срока. Шансы банка получить даже часть долга оказались ничтожными (зареестровые требования гасятся после реестровых).

Однако «ФК Открытие» добился передачи дела в экономколлегию ВС (см. “Ъ” от 3 декабря 2020 года), настаивая, что право регресса к «Энергостройинвесту» не существовало на момент открытия конкурсного производства и возникло лишь после фактической выплаты бенефициару, а недобросовестных действий по отношению к принципалу (поручителю) гарант не допускал.

Экономколлегия ВС в итоге признала, что банк имеет право на включение регрессного требования в реестр кредиторов, если оно заявлено в течение двух месяцев с даты выплаты по гарантии.

«ФК Открытие» уложился в срок. По мнению ВС, отказ добровольно заплатить по гарантии говорит о недобросовестном поведении банка по отношению к бенефициару, но не к принципалу и его поручителю. А ответственность перед ФСК ЕЭС гарант уже понес, заплатив проценты. ВС счел вывод судов о понижении очередности удовлетворения требования банка «преждевременным», направив дело на новое рассмотрение с указанием проверить соблюдение гарантом принципа добросовестности по отношению к принципалу (поручителю).

Опрошенные “Ъ” юристы полагают, что установить недобросовестность со стороны гаранта в отношении принципала (поручителя) едва ли возможно, поэтому на новом рассмотрении требования банка почти наверняка будут включены в реестр. Позиция коллегии ВС, по мнению экспертов, направлена в первую очередь на сохранение стабильности в вопросах банковских долгов и включения их в реестры. Но мнения относительно правильности такого решения расходятся.

Адвокат РКТ Иван Стасюк в целом согласен с ВС, так как иначе «гарант получал бы понижение в очередности просто за то, что вступил в спор с бенефициаром». Его поддерживает и советник Guskov Associates Игорь Гуськов: «Сам по себе спор о законности гарантийных требований не свидетельствует о цели обойти закон и причинить вред».

Однако председатель «Банкротного клуба» Олег Зайцев считает, что позиция коллегии ставит гаранта в «несправедливо лучшее положение» по сравнению с другими кредиторами:

ВС почему-то для одного из видов требований кредитора создал намного более льготный режим, чем для всех остальных. На мой взгляд, длительная невыплата по гарантии является нарушением, все негативные последствия которого гарант должен нести сам».

Также «это не стимулирует банк к скорейшей выплате бенефициару, что снижает обеспечительную функцию гарантии», добавляет господин Зайцев. Если у гаранта были объективные трудности при выплате (например, требовалась экспертиза подписи), он мог сразу после обращения бенефициара заявить регрессное требование к банкротящемуся поручителю и приостановить рассмотрение, отмечает он.

Его сомнения разделяет партнер BGP Litigation Сергей Лисин, называя подход нижестоящих судов «суперпрогрессивным и революционным». «Если банк отказывает в выплате по гарантии и переводит вопрос в судебную плоскость, именно он должен нести риски»,— полагает юрист. По его мнению, такой подход дал бы «мощный стимул банкам незамедлительно оплачивать гарантии», хотя частично лишал бы их права на судебную защиту. Позиция же ВС, добавляет господин Лисин, стимулирует банки рассматривать отказ в добровольном платеже по гарантии как безболезненный способ отсрочки платежа на время судебного разбирательства.

В то же время, уточняет Иван Стасюк, гарант заинтересован в том, чтобы как можно раньше получить регрессное требование к принципалу, еще до потенциального банкротства (тогда есть шанс взыскать весь долг, а не делить активы банкрота с другими кредиторами). Кроме того, добавляет Игорь Гуськов, закон предусматривает проценты за просрочку выплат, как и произошло в данном случае.



Вернуться