Новости

Как Заключение мирового соглашения влияет на давность по оспариванию сделок?

ВС рассмотрит дело о банкротстве общества «Грама»

Верховный суд разберется, влияет ли на давность по искам о признании сделок банкрота недействительными попытка заключения мирового соглашения и введение внешнего управления. Позиция, которую сформулирует ВС, может положить конец попыткам судов необоснованно продлить давность для кредиторов и управляющего в ситуации, когда у них были все возможности для защиты своих прав, но они посчитали нецелесообразным реализовывать их (дело № А56-18086/2016).

В апреле 2016 года в отношении общества «Грама» была возбуждена процедура банкротства. В августе того же года суд ввел внешнее управление должником и назначил временным управляющим Юлию Барановскую.

На протяжении полутора лет участники банкротного дела пытались закончить спор миром. В феврале 2018 года это увенчалось успехом — суд согласился утвердить мировое соглашение. Однако общество «Джонсон & Джонсон», конкурсный кредитор, оспорило определение об утверждении мирового соглашения, ссылаясь на его неисполнимость и аффилированность с должником мажоритарного кредитора, голосовавшего за заключение соглашения.

Кассация жалобу кредитора удовлетворила, и в мае 2018 года дело о банкротстве было возобновлено. В октябре 2018 года суд признал «Грама» банкротом и начал конкурсное производство, назначив нового управляющего — Дмитрия Лазарева.

Управляющий и два присоединившихся к нему кредитора обратились в суд с требованием о признании недействительным соглашения о переводе долга с третьего лица на должника и платежей, которые произвел должник на основании этого соглашения в адрес общества «АстраЗенека Фармасьютикалз».

Ключевым в споре стал вопрос об истечении исковой давности. Его решение суды поставили в зависимость от двух обстоятельств.

Первое — момент, с которого управляющий должен был узнать о переводе долга. Суды посчитали, что Юлия Барановская не могла оспорить сделки, потому что не располагала необходимыми сведениями и документами. Кредиторы же узнали о соглашении и платежах должника лишь после получения от Дмитрия Лазарева результатов анализа сделок должника. Следовательно, срок давности еще не истек.

«АстраЗенека» отмечает, что этот вывод противоречит тому, что сама фирма включилась в реестр требований в 2016 году, надеясь получить оставшуюся часть долга, принятого по соглашению о переводе. В этой части, скорее всего, ВС без особых колебаний сможет встать на сторону кассатора. Сложно поспорить с тем, что управляющий и кредиторы знали о долге, который был в реестре.

Второе обстоятельство, влияющее на истечение исковой давности, более оригинальное и сложное. Суды отказали в применении давности не только из-за того, что управляющий и кредиторы не знали о существовании сделки, но и из-за особенностей процедуры внешнего управления в данном деле. По мнению судов, внешнее управление «фактически было направлено на заключение мирового соглашения». Оспаривание сделок противоречило бы утвержденному плану внешнего управления.

ВС может окончательно решить эту проблему и указать, что нецелесообразность оспаривания сделок не влияет на течение исковой давности. С другой стороны, вопрос может быть поставлен иначе: должны ли кредиторы (и управляющий) защищать права должника в ситуации, когда они надеются прийти к соглашению и погасить требования всех кредиторов, включенных в реестр, включая тех, чьи требования основаны на порочных сделках.

Ответы на эти вопросы ВС даст 1 марта — судья ВС передал жалобы «АстраЗенека» и «Джонсон & Джонсон» для рассмотрения в заседании Коллегии.

 



« Вернуться
Источник: Закон.Ру
Автор: Даниил Борейшо
2 февраля 2021 года