Новости

Доходы от заложенного имущества уменьшили на обязательные платежи // Комментарий к кейсу года по банкротству

Пользователи Закон.ру выбрали в качестве кейса года по банкротству определение по делу «Группы Техмаш». Верховный суд указал, что при сдаче заложенной недвижимости должника в аренду НДС должен уплачиваться за счет поступивших от арендатора средств, а не конкурсной массы.

Определение стало кейсом октября по банкротству, о нем писали пользователи портала (см. блог Алексея Николаева, который является конкурсным управляющим «Группы Техмаш») — словом, уже в октябре было понятно, что дело «Группы Техмаш» не пройдет бесследно для банкротного права. Позиция, которую высказал Верховный суд, важна тем, что она может быть распространена и на иные обязательные платежи, относимые к арендуемому имуществу, если выгоду от сдачи его в аренду получает залогодержатель.

История спора

«Группе Техмаш» принадлежала недвижимость, находящаяся в залоге у Абсолют банка. Компания «Группа Ермак» арендовала это имущество, внося платежи на специальный счет, открытый на имя залогодержателя в Сбербанке.

Когда Алексей Николаев, конкурсный управляющий, направил в Сбербанк платежное поручение о списании со счета сумм НДС, последний отказался исполнять его, сославшись на то, что платежные документы противоречат особому характеру специального счета.

Три инстанции, рассмотревшие иск управляющего об исполнении поручения, поддержали Сбербанк и указали, что уплата обязательных платежей из средств, размещенных на залоговом счете, нарушает права залогодержателя и противоречит очередности удовлетворения требований кредиторов.

Что сказал Верховный суд

Дело было передано в Верховный суд. Как рассказывает Алексей Николаев, арбитражный управляющий, партнер «ЮТК», поддерживавший свою жалобу в заседании, «при рассмотрении дела в ВС судей интересовал вопрос, как можно определить НДС, возникшей именно от сдачи в аренду предмета залога». Судья Иван Разумов, председательствующий в тройке, приводил в пример сюжет, когда у должника есть два склада, отапливающихся по одной трубе, но лишь один из них находится в залоге и сдается в аренду. В этой ситуации «должник платит за отопление с НДС, при этом размер подлежащего уплате НДС будет уменьшаться в том числе за счет оплаты отопления склада, не обремененного залогом». Поэтому для данного дела было важно определить НДС, который возник только из-за аренды заложенного имущества.

В кассационной жалобе[1] Алексей Николаев предлагал использовать универсальный критерий для того, чтобы возложить расходы от уплаты НДС на залогодержателя: понес бы должник такие расходы, если бы в конкурсной массе не было предмета залога.

По его мнению, такой критерий помогает решить рассмотренное ВС дело — если бы в данном деле не было переданной в аренду недвижимости, то не надо было бы платить и НДС.

В итоге экономическая коллегия поддержала заявителя. Как следует из определения, ключевым для коллегии стало то, что арендная плата должна полностью пойти на погашение требований залогодержателя. Это вытекает из в п. 2 ст. 334 ГК, в котором указывается, что залогодержатель получает преимущественное удовлетворение своего требования за счет доходов от использования предмета залога. Следовательно, для уплаты НДС придется использовать иное имущество должника, что приведет к уменьшению конкурсной массы. Возникнет несправедливая ситуация: выгода от сдачи имущества должника в аренду полностью достается одному лицу, залогодержателю, а возникающие при этом издержки ложатся на других кредиторов.

ВС основывал свое решение на п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве. Он предусматривает, что расходы на обеспечение сохранности предмета залога и реализацию его на торгах покрываются из выручки от реализации предмета залога преимущественно перед удовлетворением требований залогового кредитора и конкурсной массы. Обоснование не идеальное, потому что, строго говоря, налог от аренды едва ли подпадает под определение «расхода на реализацию предмета залога на торгах». Однако такое толкование позволяет достичь справедливого результата в соответствии с политико-правовым обоснованием, предложенным коллегией.

При этом высший суд не стал обязывать банк провести платеж, так как конкурсный управляющий уже закрыл залоговый счет в этом банке. Стороны, однако, подчеркнули, что им важна позиция ВС по этому вопросу, чтобы избежать дальнейших разногласий.

Почему это решение важно

Как указывает Алексей Николаев, «дело «Группы Техмаш» позволит относить к п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве все налоги, связанные как со сдачей в аренду предмета залога, так и налоги, которые могут быть связаны с его реализацией, и просто из-за наличия залога в конкурсной массе, например, земельный, транспортный и имущественный налоги». Он также обращает внимание, что в практике уже сейчас есть примеры, когда к п. 6 ст 138 Закона о банкротстве относят и иные платежи — часть зарплаты бухгалтера, сопровождающего арендные отношения, расходы по уплате НДФЛ и взносов с зарплат сотрудников должника, охраняющих предмет залога. По его мнению, «теперь все эти вопросы могут быть разрешены с учетом позиции, изложенной в деле «Группы Техмаш».

Отдельно ВС указал, что действия Сбербанка являлись незаконными, поскольку платежная организация имеет право осуществлять проверку платежного поручения управляющего лишь по формальным признакам.

Даниил Савченко, управляющий партнер «Арбитраж.ру», отдельно обращает внимание на позицию Верховного суда, согласно которой кредитная организация не вправе заявлять конкурсному управляющему возражения против списания, основанные на доводах о неверном указании им суммы задолженности или момента ее возникновения.

По его мнению, это призвано конкретизировать разъяснения, данные еще Высшим арбитражным судом в п. 1, 2 постановления Пленума от 6 июня 2014 года «О некоторых вопросах, связанных с ведением кредитными организациями банковских счетов лиц, находящихся в процедурах банкротства», которые указывают, в каких случаях кредитная организация вправе не исполнять распоряжения о переводе денежных средств со счета клиента-банкрота.

Эти разъяснения, как указывает Даниил Савченко, «увы, не содержали определенного стандарта оценки добросовестности поведения банков при исполнении платежных поручений несостоятельных должников, с одной стороны вменяя кредитной организации обязанность «формальной» проверки поручений клиента-банкрота, а с другой возлагая на банк ответственность в виде убытков за очевидные нарушения очередности». Дело «Группы Техмаш», по его мнению, «может послужить поводом для изменения внутрибанковских стандартов работы с предприятиями-банкротами».

Определение ВС по настоящему делу действительно может иметь далеко идущие последствия: как с точки зрения налоговых правоотношений, так и с точки зрения взаимоотношений с банками.

Следить за важными определениями легче всего в специальном разделе о банкротстве. В этом разделе мы собираем самые главные материалы о банкротстве. Добавьте его в закладки, подписывайтесь на рассылку о новых материалах: https://zakon.ru/bankruptcy.



« Вернуться
Источник: Закон.Ру
Автор: Даниил Борейшо
1 марта 2021 года