Новости

Шаг к светлому будущему. Комментарий к постановлению Конституционного суда №15-П от 26.04.2021

Моя позиция всем давно известна, и я неоднократно ее повторял и могу еще раз повторить: Исполнительский иммунитет единственного жилья должен быть полностью отменен.

Объясняю почему.

Если гражданин отвечает по своим обязательствам всем своим имуществом, так пусть и отвечает всем имуществом. Вопрос не в том, что государство так заботится о наших гражданах, а в том, что наше государство не готово принимать на себя новые социальные обязательства.

Если посмотреть как регулируется исполнительский иммунитет в развитых государствах, то там исполнительский иммунитет либо (1) полностью отменен (Испания, Италия, Казахстан, Латвия, Люксембург, Соединенное Королевство, Франция, Швейцария, Эстония), либо (2) очень ограничен тем, что должнику либо предоставляют иное жилое помещение, либо за ним сохраняется право пользования принадлежащим ранее жилым помещением (Австрия, Бельгия, Германия, Лихтенштейн, Португалия, Словакия).

Запрет на обращение взыскания на единственное жилье должника сохраняется до сих пор либо в очень бедных странах, либо в очень неразвитых.

Например, в Германии процессуальное законодательство не имеет такого понятия как «единственное пригодное для проживания жилое помещение», а законодательство Германии предусматривает три формы обращения взыскания: (1) принудительная продажа с публичных торгов; (2) принудительное управление; (3) принудительная ипотека.

Если с принудительной продажей с торгов все понятно, то Вам наверняка интересно узнать, что же из себя представляет принудительное управление и принудительная ипотека.

Суть принудительного управления заключается в том, что кредитор на основании постановления суда в интересах кредитора назначается управляющий, который на время приобретает право владения и пользования объектом, а вся прибыль, извлеченная из использования объекта недвижимости, идет на погашение долга перед кредитором.

Суть обеспечительной ипотеки заключается в том, что если сумма долга превышает 750 евро, то в поземельную книгу вносится запись. Таким образом, после реализации объекта залоговый кредитор получает исполнение.

Мне видится такое регулирование очень правильным, но я с трудом представляю применение принудительного управления к жилому помещению, в котором проживает должник и члены его семьи, ведь это жилое помещение не может приносить доход кредитору.

Другой вопрос в том, что социальные гарантии в Германии выстроены так, что ни один гражданин не останется без крыши над головой. А какие у нас социальные гарантии?

Мой вывод такой, что исполнительский иммунитет единственного жилья работает равно так же, как и «нерабочие дни с сохранением заработной платы», только вся щедрость за счет кредиторов.

Вы можете со мной быть не согласны, но я действительно считаю, что отмена исполнительского иммунитета с переходом обязательств по предоставлению этих социальных гарантий на государство – единственный правильный выход.

На данном этапе становления нашего государства вот уже почти 9 лет мы пытаемся перейти к ограниченному исполнительскому иммунитету, но ­пока, как мы видим, не очень получается.  

Можно сделать выход, что после постановления КС РФ 15-П мы стали на один шаг ближе к развитым странам.

Комментарий к Постановлению 15-П от 26.04.2021.

Я не хочу в сотый раз расписывать всю предысторию и повторять все доводы КС, это уже сделали другие коллеги. Я проанализирую самую суть постановления 15-П и в очередной раз попытаюсь объяснить почему предоставление замещающего жилого помещения в рамках процедуры банкротства не нарушает права должника и членов его семьи. А вы постарайтесь внимательно все прочитать и понять меня.

Приступим.

Начать хочется с того, что в п.1.2 Постановления указано, что предметом рассмотрения являются не основания, описанные Заявителем в жалобе, а положения абз.2 ч.1 ст.446 ГПК РФ и п.3 ст.213.25 Закона о банкротстве в целом, поскольку их нынешнее толкование позволяет исключать и те жилые помещения, которые по своим характеристикам значительно превышают разумно достаточное для удовлетворения конституционно значимой потребности в жилище.

Таким образом, Конституционный суд воспользовался своим правом и отступил от оснований и доводов жалобы, поскольку Заявитель оспаривал конституционность этих норм в конкретном узком толковании – должник не исполняет решение суда, но приобретает себе квартиру.

В п.2.1. Постановления суд отдельно подчеркивает, что в Постановлении 11-П КС воздержался от признания п.2 ч.1 ст.446 ГПК неконституционной только на том основании, что в законодательстве полностью отсутствует порядок обращения взыскания на единственное жилье должника, именно поэтому КС и обязал законодателя внести изменения в указанную норму. В п.2.2. Постановления отмечено, что КС допустил временное действие абз.2 ч.1 ст.446 ГПК РФ во избежание правоприменительных рисков до изменений в законодательстве. То есть уже в 2011 году исполнительский иммунитет в том виде, в каком он есть сейчас, фактически был признан неконституционным.

Конституционный суд повторно сослался на критерии, позволяющие обращать взыскание. Эти критерии содержались и в постановлении 11-П, но без законодательного регулирования они, очевидно, работать не могли:

  1. Соответствие формальным критериям, позволяющим обратить взыскание (должны быть установлены в законе);
  2. Несоразмерность доходов гражданина его обязательствам перед кредитором;
  3. Отсутствие иного имущества.

Из этого можно сделать вывод, что одного формального соответствия недостаточно, важно еще установить и несоразмерность доходов должника обязательствам перед кредиторами.

Не будет никакого отъема квартир у бедного населения и переселения их на теплотрассу, а будет обращение взыскания исключительно на дворцы и очень большие квартиры, а также то имущество, в котором Должник не проживает и не нуждается (хоть оно и является его единственным). Как правило, доходы именно таких категорий граждан несоразмерны их обязательствам.

Отдельно КС отмечает, что незначительное превышение нормативов позволяло бы преодолевать исполнительский иммунитет, что, очевидно, бы нарушало права должников.

Идем дальше.

В п.3.1. Постановления КС прямо говорит следующее:

Обусловленные конституционно значимыми ценностями границы института исполнительского иммунитета в отношении жилых помещений, как они вытекают из Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 14 мая 2012 года № 11-П, состоят в том, чтобы гарантировать гражданам уровень обеспеченности жильем, необходимый для нормального существования без умаления достоинства человека.

Это, однако, не должно исключать ухудшения жилищных условий гражданина-должника и членов его семьи на том лишь основании, что жилое помещение, принадлежащее ему на праве собственности, – независимо от его количественных и качественных характеристик, включая стоимостные, – является для этих лиц единственным пригодным для постоянного проживания. 

Сказать честно, долго пытался понять фразу, отмеченную жирным, но все-таки понял. Если своими словами, то КС утверждает следующее: Да, мы не можем допустить умаление достоинства человека, но и гарантировать прежние жилищные условия (независимо от ее характеристик и стоимости) лишь на том основании, что она является единственным жильем мы тоже не можем. Позднее именно об ухудшении жилищных условий указано в последнем абзаце п.3.1. Т.е. важно соблюсти такой баланс, чтобы без умаления достоинства человека организовать такой уровень жизни, чтобы он был разумно-достаточным для существования.

Далее КС предлагает порядок определения характеристик квартиры, в отношении которой может быть отменен исполнительский иммунитет.

В этой части будет действовать трехступенчатый тест:

  1. Определение рыночной стоимости жилого помещения путем проведения оценочной экспертизы;
  2. Соотношение рыночной стоимости жилого помещения с величиной долга;
  3. Отказ от исполнительского иммунитета должен иметь реальный смысл как способ и условие удовлетворения требования кредиторов.

Коллегия судей решила просто не ждать дифференцированных критериев от законодательной ветви власти, а ввела свой критерий – стоимостный. Что вполне разумно, если цель кредиторов – деньги, так и считать надо все в деньгах. И заметьте, факт проживания устанавливать не нужно.

В п.3.2. Конституционный суд якобы отменяет безусловный исполнительский иммунитет, которого и в постановлении 11-П не было, и позволяет кредиторам предоставлять должнику жилое помещение, исходя из норм предоставления жилья на условиях социального найма, и в пределах того же поселения, где эти лица проживают. Такой механизм был впервые реализован АС Уральского округа в деле Стружкина, но СКЭС ВС РФ в определении от 29.10.2020 № 309-ЭС20-10004 практику прекратила, указав на несоответствие ее Конституции РФ.

Многие коллеги не понимают как именно работает такой механизм, а потому боятся его. Думают, что злые кредиторы сами решают куда переселить бедного должника, а он никаких прав не имеет – ничего подобного.

В процедуре банкротства помимо кредиторов и должника существует еще и суд, который как раз и следит за законностью принятых кредиторами решений.

Механизм предоставления замещающего жилого помещения работает следующим образом:

  1. На собрании кредиторы принимают решение о том, кто будет финансировать предоставление замещающего жилого помещения;
  2. Кредиторы выбирают варианты квартир и предлагают их должнику на выбор (если этого небольшое поселение, то в пределах поселения, а если это большой город, то скорее всего в пределах района или соседних районов);
  3. Должник либо соглашается на один из них, либо отказывается от всех. Но тут все должно переходить в руки судьи, которая должна сама определить какое именно жилое помещение не нарушит права должника;
  4. Должник может представить возражения против выбора того или иного жилого помещения, и вправе доказывать, что его выбор нарушает его права;
  5. Суд рассматривает вопрос и определяет квартиру, которую купят или купили кредиторы.

Я не утверждаю, что такой механизм является единственным верным, но он близок к идеалу. Именно такой механизм был применен 17ААС в постановлении от 21.01.2020 по делу А71-16753/2017 (дело Стружкина).

1. Коллегия судей взяла на себя роль судебного контроля за процедурой предоставления замещающего жилого помещения:

В рассматриваемом случае решение по данному вопросу кредиторами принято, должником оно оспорено, что, по существу, означает судебный контроль над процедурой предоставления иного жилого помещения должнику.

2. Суд проверил стоимостный критерий и определил размер поступления денежных средств в конкурсную массу, сопоставив его с размером долга:

Результатом предоставления Стружкину Д.Г. иного жилья взамен имеющегося него единственного, будет дополнительное поступление в конкурсную массу от 770 000 руб. до 1 430 000 руб., даже если принять оценку, представленную должником.

3. Далее суд сопоставил площадь предоставленной квартиры с нормами предоставления по городу Ижевску:

Квартира имеет общую площадь 19, 8 кв. м, при том, что в соответствии с пунктом 1.1 Решения Городской думы г. Ижевска от 28.07.2005 № 349, норма предоставления площади жилого помещения по договору социального найма (ст.50 ЖК РФ) установлена в размере 13,3 кв. м общей площади жилого помещения на одного человека.

4. И рассмотрел местоположение квартиры:

Дом находится среди сектора частной застройки, глубоко в пределах городской черты, на расстоянии 1-3 минут пешего хода от остановок общественного транспорта «Южный рынок» (трамвай, автобус).

И где тут нарушение прав должников? Другой вопрос, что должники вступают в конфронтацию с кредиторами и не готовы идти на уступки.

В предпоследнем абзаце п.3.2. Постановления коллегия судей напоминает о применении ст.10 ГК и полном отказе в исполнительском иммунитете в том случае, если в деле будет установлено приобретение жилого помещения уже после возникновения долга перед кредиторами.

Спектр злоупотреблений большой, я насчитал больше 10 различных видов злоупотребления с единственным жильем.  Я полагаю, что этот абзац будут применять шире, в том числе и в случае выводы иного имущества, отчуждения единственного жилья (несмотря на запрет оспаривания таких сделок) и пр. Полных отказов будет еще больше, что вполне разумно.

Вывод

Конституционный суд принял абсолютно правильное постановление и полностью объяснил свои мотивы. Коллегия отметила, что данное постановление – вынужденная мера, поскольку суды продолжают применять дефектную норму, а законодатель изменения вносить не торопится.

По сути, норма была признана неконституционной еще в 2012 году в постановлении 11-П, но КС воздержался от принятия такого решения, видимо зря.

В этом коротком комментарии я постарался пояснить всю суть Постановления 15-П так, как ее вижу я, с учетом моего опыта и моих знаний. Возможно, вы будете видеть еще глубже, тогда пишите ваше мнение в комментариях. Это мне поможет в написании моей книги по этой теме.

                        



« Вернуться
Источник: Закон.Ру
Автор: Максим Саликов
11 мая 2021 года