Новости

Контролирующие лица проследят за управляющими

 Кейс месяца по банкротству

Кейсом сентября редакция выбрала дело Михаила Кокурина (дело № А56-17680/2017). В нем ВС окончательно закрепил позицию о том, что директор, которого привлекают к субсидиарной ответственности, может обжаловать действия арбитражного управляющего. Эта позиция позволит контролирующим лицам активно защищаться от субсидиарной ответственности, пытаясь бороться не только с ее основаниями, но и с объемом предъявляемых требований. Это дело продолжает сложившийся в последнее время тренд по уходу от прокредиторской позиции в спорах о привлечении к субсидиарной ответственности.

Фабула дела

В октябре 2017 года компанию «Присцельс» признали банкротом. Конкурсной управляющей суд назначил Раилю Ибрагимову. Она обратилась с требованием о привлечении контролирующих лиц «Присцельса» к субсидиарной ответственности за невозможность полного удовлетворения требований кредиторов. Среди ответчиков был указан и Михаил Кокурин — бывший директор «Присцельса».

В ноябре 2020 года Михаил Кокурин обратился в суд с жалобой на действия управляющей и попросил взыскать с нее убытки. Он указал, что управляющая не взыскала дебиторскую задолженность в пользу должника, а также привлекла ненужных специалистов, потратив на это средства конкурсной массы.

Однако суды трех инстанций вернули Михаилу Кокурину его заявление. Они сослались на то, что лицо, которого привлекают к субсидиарной ответственности, не может обжаловать действия управляющего — он может участвовать только в пределах обособленного спора о привлечении к субсидиарной ответственности.

Что сказал ВС?

Экономическая коллегия с таким подходом не согласилась и постановила рассмотреть заявление Михаила Кокурина. Суд сослался на то, что у него есть законный интерес в обжаловании действий управляющей.

На правовое положение контролирующего лица влияют два фактора: объем требований кредиторов и размер конкурсной массы. Следовательно, рассуждает ВС, нужно дать контролирующему лицу возможность влиять на оба этих фактора.

Михаил Кокурин ссылался на то, что из-за действий управляющей конкурсная масса понесла убытки. Последствия этих действий будет нести сам Михаил Кокурин как ответчик по требованию о привлечении к субсидиарной ответственности.

Поэтому нельзя лишать его возможности обжаловать действия управляющей — это бы нарушало его право на защиту. Если Михаилу Кокурину удастся взыскать с управляющей убытки, то это уменьшит объем его собственной ответственности.

Почему это решение важно?

Позиция Верховного суда предоставляет контролирующим лицам возможность действовать активно и защищаться от требования о привлечении к субсидиарной ответственности при помощи атакующих инструментов — предъявляя требования к конкурсному управляющему.

Ранее практика была другой — нижестоящие суды часто отказывали контролирующим лицам в праве обжаловать действия конкурсного управляющего, апеллируя к тому, что те участвуют лишь в одном обособленном споре и не могут влиять на всю процедуру банкротства.

Такая позиция очевидно нарушала принцип юридического равенства, так как у контролирующего лица, в отношении которого было подано требование о привлечении к субсидиарной ответственности, было значительно меньше возможностей, чем у его оппонентов. Также она нарушала право на защиту контролирующего лица, не позволяя ему защищаться активно, влияя на размер требований кредиторов и объем конкурсной массы.

Важно также отметить, что экономическая коллегия разрешила директору обжаловать действия управляющего несмотря на то, что его еще не привлекли к субсидиарной ответственности. Следовательно, право обжаловать действия управляющего (и судебные акты, которые подтверждают размер требований кредиторов) возникает у контролирующего лица как минимум с момента, когда к нему подано заявление о привлечении к субсидиарной ответственности.

ВС оставил открытым вопрос, может ли контролирующее лицо действовать превентивно — и обжаловать действия управляющего до того, как его начнут привлекать к субсидиарной ответственности (на этот вопрос обращал внимание в своем блоге Вадим Бородкин, советник Orchards). С одной стороны, у такого лица в любом случае есть интерес в наполнении массы и уточнении размера требований кредиторов — риск привлечения к субсидиарной ответственности нависает над контролирующим лицом с момента открытия конкурсного производства. С другой, остается вопрос: а достаточно ли материализован интерес гипотетического директора — ведь до момента, пока в отношении него не начнет рассматриваться заявление о субсидиарной ответственности, такой директор не будет знать, каков объем ответственности ему грозит.

 



« Вернуться
Источник: Закон.ру
Автор: 
13 октября 2021 года