Новости

Инструкция по борьбе с решением суда общей юрисдикции в деле о банкротстве

То Bentley продается и покупается единственным участником торгов без документов, двигателя, коробки передач и даже дворников.

То ПАО «Северсталь» без объяснения причин заявляет об отказе от требований к Виталию Викторовичу на сумму 18 228 067 391,59 руб. и просит исключить их из реестра требований кредиторов.

Но заметка вовсе не об этом, а о банкротстве Гаврилова Владимира Ивановича. Дело А40-49537/16, судья Марков Павел Алевтинович.

Заявление о банкротстве подал «М2М Прайвет Банк» (ПАО) в 2016 году. Суд признал долг (535.551.327,92 рублей) перед банком обоснованным, включил в реестр, ввел реструктуризацию долгов. В определении написано, что требование подтверждено решениями Тверского районного суда города Москвы 2009, 2013 годов.

В июне 2016 года в дело поступило требование Черномырдина А.В. (инициалы совпадают с Черномырдиным Андреем Викторовичем, сыном Виктора Степановича) в размере 2.538.213.479,94 рублей.

В июле 2016 года в дело заявился «МастерБанк» (ОАО) на сумму 264.472.590,13 рублей (с учетом уточнений).

Пока Черномырдин А.В. включался в реестр, финансовый управляющий и «М2М Прайвет Банк» (ПАО) провели первое собрание кредиторов. Черномырдин А.В. просил отложить собрание. Другие кредиторы –  Воронин А.Л. и «МастерБанк» (ОАО), просили отложить собрание. Суд отказывал.

Собрание состоялось, избрали комитет, в который вошли представители «М2М Прайвет Банк» (ПАО), управляющего выбрали того же, что в реструктуризации, решили обратиться за реализацией в суд. Черномырдин А.В. и Гаврилов В.И. обжаловали решения собрания в суд.

Затем требование Черномырдина А.В. было включено в реестр. Основано оно было на решении Черемушкинского районного суда г. Москвы о взыскании 2.538.153.478 рублей задолженности по договорам займа. Займы как займы, 2011 год, ничего необычного. Так, по мелочи, в одной платежке на $10 000 000 назначение платежа «Дарение» вместо займа, но стороны вроде как исправили это недоразумение соглашением.

Засим и требование «Мастер-Банк» (ОАО) было включено в реестр. Как ни странно, но и оно подтверждено решением суда, на этот раз Гагаринского районного суда г. Москвы.

Собрание кредиторов было признано недействительным, поскольку не дождались Черномырдина А.В. Но и действия управляющего по проведению собрания суд незаконными не признал. Ни нашим, ни вашим.

Дальше введена реализация имущества, управляющий новый, большинство голосов теперь у Черномырдина А.В.

А теперь то, ради чего пишу эту портянку.

Определением от 06.09.2017 суд отменил по новым обстоятельствам определение о включении требования Черномырдина А.В. в реестр, назначил судебное заседание по рассмотрению требования Черномырдина А.В. Определение принято по заявлениям «М2М Прайвет Банк» (ПАО) и финансового управляющего (надо полагать, старого). Основание: по апелляционной жалобе банка отменено решение Черемушкинского суда, который взыскал займы в пользу Черномырдина А.В. При новом рассмотрении Черемушкинский суд оставил иск без рассмотрения из-за банкротства.

После отмены по новым обстоятельствам суд повторно включает требование Черномырдина А.В. в реестр.

Дерзость «М2М Прайвет Банк» (ПАО) не осталась без внимания и с его требованием начали происходить метаморфозы.

Теперь уже кредитор Воронин А.Л. (возможно, потому что Черномырдин А.В. на момент подачи не был кредитором) обратился в суд с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам определения о включении в реестр требований «М2М Прайвет Банк» (ПАО). И суд, так же как с Черномырдиным А.В., отменил определение о включении.

Но если у Черномырдина было решение суда, а потом его не стало, то из требования «М2М Прайвет Банк» (ПАО) решение никуда не девалось. Зато было уничтожено за давностью само дело. Это и явилось основанием для отмены определения о включении в реестр.

Требование «М2М Прайвет Банк» (ПАО) было подтверждено Решениями Тверского районного суда города Москвы от 26.02.2009 по делу №2-444/2009; от 18.11.2009 по делу №2-5311/2009; от 04.12.2013 по делу №2-5936/13. Решения о взыскании долга по кредитным договорам 2007 года.

В определении об отмене по вновь открывшимся обстоятельствам читаем, что кто-то из конкурсных кредиторов решил в 2017 году судебные акты обжаловать. Должник обратился в Тверской суд для получения указанных судебных актов и для подготовки к разбирательству по апелляционным жалобам. Председатель Тверского суда сообщил о том, что все материалы гражданских дел №2-444/2009 и №2-5311/2009 уничтожены по акту от августа 2016 года.

Что с Решением от 04.12.2013 по делу №2-5936/13 из определения не следует.

В ходе рассмотрения дел о восстановлении утраченного судопроизводства «М2М Прайвет Банк» (ПАО) кредитные договоры, договоры залога, исполнительные документы не предоставил и Тверской суд отказал Гаврилову В.И. в удовлетворении заявлений о восстановлении утраченных судебных производств.

Таким образом, основные доказательства (оригиналы документов), на основании которых ПАО «М2М Прайвет Банк» подтверждало свое требование о включении задолженности в размере 56.418.025,38 рублей в рамках дела о банкротстве, отсутствуют и утрачены, что подтверждается судебными актами Тверского районного суда г. Москвы от 06.04.2017 по делу №2-1540/17 и №2-1541/17 (судебные акты о восстановлении утраченных судебных производств), – пишет судья Марков П.А.

Но ведь требование «М2М Прайвет Банк» (ПАО) было основано на решениях суда, а не на документах. Почему документов не было, в определении судьи Маркова П.А. не написано. Здесь надо отметить, что 09.12.2016 у банка была отозвана лицензия. Логично предположить, что кредитные договоры просто не были переданы АСВ.

Наверное, из документов в банке остались только дополнительные соглашения к договорам о залоге. О расторжении договоров залога. Действительно, почему бы их не оставить для АСВ. Но и эти соглашения были признаны недействительными судьей Марковым П.А. по заявлению Гаврилова В.И. Вот что написано в определении о признании соглашений недействительными:

В целях подтверждения и доказывания факта подделки подписи Гаврилова В.И. в дополнительных соглашениях, должник обратился в экспертную организацию для проведения почерковедческого исследования. Согласно заключению специалиста №290/16 от 05.09.2016, все подписи и оттиски печати в разных дополнительных соглашениях идентичны между собой, что указывает на наличие подделки.

Отсутствие подписи Гаврилова В.И. в представленных дополнительных соглашениях от 05.03.2009 указывает на то, что он не имел волеизъявления на расторжение договоров залога имущественных прав, а поскольку право распоряжения имуществом принадлежит собственнику имущества, нельзя совершить сделку в обход волеизъявления собственника.

Должник не выражал воли на прекращение залога имущественных прав.

Соответственно, дополнительные соглашения от 05.03.2009 следует признать недействительными ввиду несоблюдения формы договора.

Кроме того, дополнительные соглашения от 05.03.2009 о расторжении договоров залога имущественных прав причиняют вред имущественным правам Гаврилова В.И. и имущественным правам его кредиторов.

Заключение должником дополнительных соглашений от 05.03.2009 означало бы для него возложение значительных денежных обязательств, что не могло отвечать его интересам, поскольку причиняет убытки как самому Гаврилову В.И., и так и его кредиторам.

Заключение дополнительных соглашений от 05.03.2009 не имеет экономической целесообразности для Гаврилова В.И., разумности действий.

Права требования, которые выступали предметом залога, полностью обеспечивали кредиты, и прекращение залога означало наступление неблагоприятных последствий для Гаврилова В.И.

Не понимаю, почему собственник не может погасить долг без залога, но не суть.

Мне все-таки интересно, как оценить отсутствие документов 2007 года в АСВ в 2017 году при наличии решения районного суда от 2009 года? Можно предположить, что документы не переданы недобросовестным руководством банка.

Но можно и вот так: суд усматривает в действиях банка признаки недобросовестности и злоупотребления правом, поскольку банк преднамеренно заявляет о прекращении договоров залога, чтобы иметь возможность говорить о непогашенной задолженности по кредитным договорам, – пишет судья Марков П.А.

А дальше суд отказал «М2М Прайвет Банк» (ПАО) во включении требования в реестр.

Прокатило. Кто еще в реестре? «Мастер-Банк» (ОАО), тоже АСВ. Видимо, материалы дела в Гагаринском суде не утрачены. Но и это не проблема.

Судья Марков П.А. признает недействительными кредитные договоры 2011 и 2012 годов. По каким основаниям? Я просто оставлю это здесь.

Как следует из условий договоров, один из кредитов, был валютный, поэтому кредитор должен был учесть курсовую разницу, которая может иметь отрицательное значение. Однако, кредитор, передавая должнику такую значительную денежную сумму, безосновательно ничем не обеспечил исполнение кредитных обязательств. Принимая во внимание данные обстоятельства, можно сделать вывод, что кредитор совершил исключительно высокорискованную сделку. Кредитор, совершая данные сделки, должен был оценить последствия сделок.

Несмотря на все обстоятельства, свидетельствующие о невозможности исполнения кредитных обязательств, банк выдал кредиты должнику.

Согласно кредитному договору от 15.04.2011 целью предоставления кредита являлись потребительские цели. При этом на потребительские цели было выдано 3.020.000 долларов США!

Отсюда следует, что кредитор должен был проверять соблюдение должником цели предоставления кредита. И в кредитном деле должника должны быть документы, подтверждающие потребительские цели. Несмотря на то, что документов, подтверждающих целевое использование, не представлено, банк выдает должнику 07.03.2012 следующий кредит в размере 49.295.250,00 рублей.

Вышеперечисленные обстоятельства дают основания полагать, что между кредитором и должником был сговор, и стороны нарушили запрет, установленный ст. 10 ГК РФ. В результате указанных действий реальным кредиторам (Черномырдину, наверное) причинен вред.

И опять двадцать пять.

Кредитор не представил в материалы дела доказательства, подтверждающие реальное перечисление суммы кредита на расчетный счет. В частности, в материалах дела отсутствуют платежное поручение/мемориальный ордер, подтверждающие перечисление банком денежных средств в размере 3.021.000 долларов США и 49.295.250 рублей на расчетный счет Гаврилова В.И.

Я так понял, банк виноват в том, что дал деньги неплатежеспособному Гаврилову В.И. Пусть так, но разве это основание недействительности? В отсутствие доказательств того, что банк это делал для включения в реестр требований кредиторов, без возврата денег в банк и аффилированности. Как он мог причинить вред Черномырдину А.В., который, кстати, давал деньги в то же время при тех же обстоятельствах.

И «Мастер-Банк» (ОАО) исключили из реестра.



« Вернуться
Источник: Закон.РУ
8 февраля 2021 года