Новости

О взыскании реституционных убытков в банкротстве

Оспаривание сделки по отчуждению имущества и его возвращение в конкурсную массу не всегда в полном объеме восстанавливает имущественное положение должника, существовавшее до совершения сделки. Так, автомобиль может быть возвращен без колес, а недвижимость оказаться в залоге. Способом восстановления прав Должника, кредиторов и итогового объема конкурсной массы в таком случае является взыскание реституционных убытков. 
Под реституционными убытками следует понимать в зависимости от обстоятельств конкретного дела как собственно убытки, причиненные конкурсной массе, кредиторам, должнику, так и неосновательное обогащение на стороне ответчика. Соответственно в целях взыскания реституционных убытков необходимо определиться с правовым обоснованием иска и подсудностью. 
Разберем данный вопрос на следующих примерах судебной практики: 
1)    Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 1 октября 2020 г. N Ф09-2895/19 Дело N А60-31420/2016
В рамках данного дела в результате оспаривания сделки в конкурсную массу был возвращен автомобиль с существенными повреждениями, в качестве последствий признания сделки недействительной конкурсный кредитор просил взыскать убытки в размере утраченной части стоимости транспортного средства. Оставляя без рассмотрения требования кредитора, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что данное требование не подлежит разрешению по существу в рамках дела о банкротстве.
Суд кассационной инстанции направил дело на новое рассмотрение, указав, что требование о взыскании убытков по своей сути представляют собой требования о применении последствий недействительности сделки в виде убытков, вызванных последующим изменением стоимости спорного транспортного средства.
 Впоследствии определением Арбитражного суда Свердловской области от 19.03.2021 требование было удовлетворено частично, суд взыскал убытки, рассчитав их как стоимость восстановительного ремонта автомобиля. 

2) Постановление Семнадцатого Арбитражного апелляционного суда от 15 августа 2019 г. N 17АП-9819/2019(1,2,3)-АК по делу N А60-19776/2018
В данном деле результатом оспаривания сделки стал возврат квартиры в конкурсную массу с обременением. Финансовый управляющий указывал, что поскольку имущество вернулось в конкурсную массу обремененным залогом банков, будучи ранее свободным от прав третьих лиц, с Ответчиков подлежат взысканию убытки в виде остаточного долга перед банками.
Суд первой инстанции оставил требование о взыскании убытков без рассмотрения, указав, что применение одновременно обоих последствий (вещная и денежная реституция) не предусмотрено законом. Суд апелляционной инстанции согласился с Определением, указал, что заявленные в качестве последствий, применимых в порядке признания сделок недействительными, убытков в размере остаточного долга перед банками, т.е. убытков, вызванных последующим изменением стоимости имущества, таковыми не являются, а представляют собой самостоятельные требования, с которыми финансовый управляющий может обратиться в суд с соблюдением правил подведомственности и подсудности.

На первый взгляд противоречащие друг другу судебные акты, на самом деле разграничивают порядок взыскания реституционных убытков в зависимости от того убытки это в чистом виде или все-таки неосновательное обогащение.  

1)    Если имущество вернулось в конкурсную массу с недостатками, снижающими его продажную стоимость по сравнению с ценой до совершения сделки, то соответствующая разница подлежит взысканию в рамках дела о банкротстве как последствие недействительности сделки на основании норм о неосновательном обогащении.  
В соответствии с пунктом 1 статьи 61.6 Закона о банкротстве последствием признания сделки недействительной является возврат в конкурсную массу должника всего, что было передано должником или иным лицом за счет должника или в счет исполнения обязательств перед должником, а также изъято у должника по сделке, признанной недействительной. В случае невозможности возврата имущества в конкурсную массу в натуре приобретатель должен возместить действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, в соответствии с положениями Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах, возникающих вследствие неосновательного обогащения.
Нормы главы о неосновательном обогащении в свою очередь также предлагают два пути дальнейшей судебной защиты: ответственность за ухудшение имущества по правилам ст. 15 ГК РФ (ст. 1104 ГК РФ), либо напрямую как неосновательное обогащение в связи с тем, что стоимость возвращенного в конкурсную массу имущества ниже размера восстановленного требования Ответчика (ст. 1102 ГК РФ).
Так, в нашем примере, суд кассационной инстанции указал, что требование, основанное на возврате в конкурсную массу транспортного средства меньшей стоимостью, подлежит рассмотрению именно в рамках дела о несостоятельности должника; так как полученное в результате реституции право требования Ответчика превышает стоимость переданного в конкурсную массу автомобиля, следовательно, на стороне Ответчика возникло неосновательное обогащение.
То есть суд округа полагал достаточным установить наличие оснований для взыскания неосновательного обогащения, но суд первой инстанции при повторном рассмотрении пошел по пути взыскания убытков: установил нарушенное право, причинно-следственную связь, размер убытков. 
Подход суда первой инстанции представляется хоть и возможным, но не самым рациональным. В конкретном примере взыскание неосновательного обогащения - разницы между стоимостью возвращённого имущества и восстановленного требования ответчика проще для доказывания, чем совокупность состава убытков. Соответствующая позиция была ранее высказана Президиумом ВАС РФ в Постановлении от 18 марта 2014 г. N 18222/13


2) в случае, если имущество вернулось в конкурсную массу с обременением в виде залога, его начальная продажная цена не меняется, так как залог в результате торгов прекращается, а следовательно, отсутствует ухудшение самого имущества. Однако очевидно, что появление нового кредитора, к тому же залогового, существенно ухудшает положение должника и кредиторов. 
Причиненные убытки в данном случае связаны с недействительной сделкой лишь косвенно, являются последствием дальнейших недобросовестных действий стороны сделки.
Восстановление первоначального имущественного положения реализуется через иск о взыскании убытков в общем порядке. Несмотря на то, что общим последствием совершения оспоримой сделки является применение последствий недействительности сделки, это не препятствует взысканию убытков, связанных с действиями стороны, чья недобросовестность установлена. 
Согласно абзацу второму п. 1 ст. 167 ГК РФ лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно.
В соответствии с п. 4 ст. 10 ГК РФ лицо, допустившее злоупотребление правом, обязано возместить другой стороне убытки. 
Участник гражданского оборота имеет возможность использовать как один, так и несколько допустимых способов защиты своих гражданских прав (статья 12 ГК РФ). Соответственно, наличие у лица возможности возмещения своих имущественных потерь посредством иных способов защиты не может являться основанием для отказа в присуждении убытков либо в признании сделки недействительной. 
В Определение Верховного Суда РФ от 11.11.2014 N 9-КГ14-7 указано, что основанием возложения ответственности в виде возмещения убытков в ситуации недействительности сделки является нарушение прав и охраняемых законом интересов сторон фактом совершения и (или) исполнения недействительной сделки, указанное в законе в качестве одного из условий признания ее в этом качестве (ст. 166 ГК РФ). По большому счету совершение и (или) исполнение такой сделки может рассматриваться как одна из форм недобросовестного поведения лица, знавшего о пороках в сделке, но все же решившегося на ее совершение, которое может быть квалифицировано как злоупотребление правом (п. п. 1, 4 ст. 10 ГК РФ) и допускать возможность возмещения убытков при их причинении.
То есть само по себе признание сделки недействительной на основании ст. 61.2 закона о банкротстве предопределяет недобросовестность стороны сделки.  Можно заключить, что лицо, недобросовестно действовавшее при получении прав на имущество, действует недобросовестно и при дальнейшем распоряжении этими правами, а следовательно, обязано возместить причиненные такими действиями убытки. 

Таким образом, реституция не лишает сторону сделки  права полного восстановления своего имущественного положения через взыскание реституционных убытков. Правовое основание такого требования определяется в зависимости от того, причинен вред непосредственно имуществу (предмету сделки) или имущество возвращено в том же состоянии, что и до совершения спорной сделки, но это не восстанавливает первоначальное положение. В первом случае надлежит заявлять кондикционное требование в рамках оспаривания сделки в деле о банкротстве, во втором – иск о взыскании убытков в общем порядке. 

Сфорировать позицию по вопросу помогли следующие источники по теме в СПС «Консультант+»: 
Бычков А. Неосновательное обогащение;
Скловский К.И. Сделка и ее действие. Комментарий главы 9 ГК РФ. Принцип добросовестности. 4-е изд., доп.;
Скрябин С.В. Недействительность сделок и ее последствия;
Будылин С.Л. Штрафные убытки. Теперь и в России?;
Гончарова В.А. Возмещение убытков как последствие недействительности сделки: проблемы гражданско-правовой доктрины;
Райников А.С. Условия оспаривания сделки в контексте поправок в ГК РФ;
Голобородкина Е.В. Правовые последствия совершения оспоримой сделки;
 Добрачев Д.В. Реституционные убытки и денежный долг при недействительности сделки;
 Тузов Д.О. Теория недействительности сделок: опыт российского права в контексте европейской правовой традиции;
Поваров Ю.С. Вопросы соотношения реституционного и кондикционного требований;
 

 



« Вернуться
Источник: ЗАКОН.РУ
Автор: Антон Мыкольников
7 мая 2021 года